Живописец Иван Никитин
Сайт историка искусства
Головкова Владимира Павловича
ДОКУМЕНТЫ
ИЛЛЮСТРАЦИИ
КОНТАКТЫ

                                                       Примечания к главе 7

1. П. Н. Петров в статье 1883 года писал (с. 219): "По возвращении из ссылки в Москву и вслед за получением наследства после брата Роман Никитин был взыскан милостью Императрицы Елизаветы Петровны. Она… поручила ему написать… образа для новостроенной церкви. В 1742 году писал образа в Московском Златоустовском монастыре. Позже он участвовал в восстановлении триумфальных ворот около Московского Анненгофского дворца на реке Яузе".

2. Исследователи ставят под сомнение сообщения Петрова и Айналова в той их части, где говорится о принятии картин в ИАХ из канцлерского дома М. И. Воронцова (ГРМ. Живопись. XVIII век. Каталог. Т. 1. 1998. С. 133). Дело в том, что этот дом был взят в казну в 1763 году, тогда как Головачевский пометил поступление некоторых работ Никитина из дворца предыдущим 1762 годом. Нам представляется, что в датах не точен именно Кирила Иванович Головачевский. С учетом царившего беспорядка в документах Академии художеств, он, принимая в 1773 году музейное собрание картин, приписал времени поступления вещей из дворца год воцарения Екатерины II. Подробно этот вопрос был рассмотрен в нашей предыдущей книге "Живописцы Иван Никитин и Андрей Матвеев" 2013 года.

3. С. О. Андросов, с. 135.

4. Архитектора и живописца пять лет фактически разделяла только стена Петропавловской крепости, недалеко от которой много раз проходил Земцов. Достоверно известен по крайней мере один факт передачи стражами записки узника крепости Родиона Никитина, брата живописца.

5. ГРМ. Живопись. XVIII век. Каталог. Т. 1. 1998. С. 134.

6. В. Ф. Левинсон-Лессинг. С. 44. См. также: А. И. Успенский. Словарь художников, в XVIII веке писавших в императорских дворах. М., 1913, с. 63.

7. Предыдущая книга автора, глава 3, раздел 23.

8. РГИА, ф.789, оп. 1 ч. 1, д. 2866. В рапорте Совету академии от 11 июня 1818 года о своём вступлении в должность библиотекаря А. Г. Ухтомский писал: "Картины всякого звания… многия повреждены, из коих некоторыя прорваны, другие замараны красками, иные же не имеют и принадлежащих им рам…".

9. Действительно, в упомянутом выше рапорте Совету от 11 июня 1818 года он отметил: "… Что по описи принимаемым налицо не оказалось и что в испорченном виде находится при свидетельстве библиотекарскаго помощника в сие ведомость внесено. Библиотекарь Андрей Ухтомский". // РГИА, ф. 789, оп. 1, ч. 1, д. 2866, л. 122 об.

10. РНБ. Россика. Collection d’estampes d’apres quelques tableaux de la Gallerie de son exc. m-r le compte A. Stroganoff .

11. Имели место и некоторые пополнения. Добавлены работы академиков, иностранных приглашённых профессоров, портреты почётных членов академии. (Богатые вельможи и иностранные художники стремились быть избранными в почётные члены ИАХ.)

12. Предыдущая книга автора, глава 3, разделы 16–8.

13. Эти две картины резко выделяются своими размерами. Первая из них —работа Франческо Фонтебассо (№ 467 в Каталоге ГРМ 1998 года и № 408 в Каталоге А. И. Сомова 1874 года). Ее размер 398х280 см. Как отметил А. И. Сомов, она располагалась на плафоне зала нового здания ИАХ. Вторая картина также хорошо известна (№ 221 в Каталоге ГРМ, 390х284), она имеет практически те же размеры, что и первая. Её размещение также требовало особого выбора, определяемого исключительно габаритами.

14. И. Акимов. Краткое историческое известие о некоторых российских художниках. // Северный вестник. 1804. Март.

15. В письмах за границу сыну барон С. Г. Строганов сообщал о намерении женить его на дочери канцлера М. И. Воронцова Анне и о благосклонном отношении к этому браку государыни Елизаветы Петровны. Следуя воле покойного отца, после возвращения в Россию 24-летний Александр Строганов стал частым гостем в доме канцлера и вскоре женился на его дочери. В день обручения, на котором присутствовала императрица, он был пожалован в камер-юнкеры. Семейное благополучие и тесное общение с родными жены продолжалось до 1762 года. В дни переворота 1762 года супруга Строганова, как и ее отец, осталась сторонницей павшего императора Петра III, в то время как сам Строганов оказался в числе приверженцев Екатерины II. Политические разногласия с супругой привели к раздорам и разрыву. Анна Михайловна в 1764 году вернуласьв дом отца, затеялось дело о разводе. Оно тянулось до 1769 года, вплоть до внезапной ее кончины. Вскоре после смерти первой жены Строганов сочетался браком с кн. Екатериной Петровной Трубецкой (дочери сенатора, действительного тайного советника П. Н. Трубецкого), —и снова неудачно. После свадьбы супружеская чета отправляется в заграничную поездку, в Париж, где Строгановы пробыли более семи лет. Единственный сын А. С. Строганова, Павел Александрович, родился в Париже. После расставания со второй женой, с 1778 года, А. С. Строганов посвятил себя воспитанию сына и коллекционированию.

16. Предыдущая книга автора, глава 3, раздел 21.

17. Там же, с. 132.

18. По указанию А. Н. Оленина. Назначенный президентом ИАХ, он стал круто наводить порядок в Академии.

19. Иначе трудно объяснить некоторые указания его описи. Так, никитинский портрет усопшего Петра, позиция № 488, он приписал "Дангоуру"  (Таннауеру). А в следующей за ней позиции № 489 читаем: "489. Великих княжен Елизаветы и Анны Петровны на одном холсте. Дангоур". Это, несомненно, работа не Таннауера, а известная картина Л. Каравакка 1717 года, ныне принадлежащая ГРМ (№ 190 в Каталоге 1998 года.) Смелость составителя описи, приписавшего эту вещь "Дангоуру"  тем более удивительна, что холст имеет справа внизу подпись: "Lud. Carav!. Такую переатрибуцию во времена президента А. С. Строганова и старшего профессора И. А. Акимова вообразить достаточно трудно. Некоторые ошибки в записях Ухтомского явились следствием либо поверхностного обозрения вещи составителем описи, либо его излишней уверенности в своих возможностях.

20. Вероятно, по этой причине портрет "напольного гетмана"  с правильной атрибуцией Никитину числится в описи под № 379, изолированно от других его вещей.

21. Предыдущая книга автора, с. 110–14.

22. Исследованию этого вопроса была посвящена восьмая глава предыдущей книги. За время, прошедшее после ее издания, автором обнаружены архивные документы, позволившие по новому взглянуть на некоторые важные аспекты обсуждаемой проблемы.

23. См. раздел 2.5. данной книги.

24. Баттони, не так давно завершивший большую работу над заказанной Екатериной II картиной на мифологический сюжет, любезно принял молодого русского художника, имевшего рекомендательное письмо от И. И. Шувалова. В ателье этого мастера Акимов написал четыре картины —и все на мифологические темы. Он, конечно, знал значительные работы мэтра, и если не видел большую картину Баттони по апулеевой легенде, то уж наверняка слышал о ней, ее сюжете и связанных с ним проблемах.

25. Государственный Эрмитаж. Каталог 1. Л., 1976. С. 122. № 4571 и 4572.

26. РНБ. Россика. Collection d’estampes d’apres quelques tableaux de la Gallerie de son exc. m-r le compte A. Stroganoff . 1793, p. 23. ”Francois Solimene. № 27. Allegorie a la gloire de Charles V. La Peintre a represente dans ce Tableau, la Vertu et la Verite placant le portrait du Heros au Temple de memoire. … Ce Tableau a appartenu, a Paris, a M. Bouret, lequel par amour pour Louis XV, fi t mettre le portrait de ce Prince a la place de celui de Charles V. Le possesseur actuel, de son co^te, fi t eff acer la te^te de Louis XV pour y placer celle de l’imperatrice de Russi, CATERINE II”.

27. РГИА, ф. 789, оп. 1, ч. 1, д. 1814, л. 1–. 1805.

28. РГИА, ф. 789, оп. 1, ч. 1, д. 1857, л. 1, 2, 3. 1805.

29. В. Ф. Левинсон —Лессинг, с. 105.

30. Российский Архив: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII —XX вв.: Альманах. —Студия ТРИТЭ: Рос. Архив. 2005. Т. XIV. С. 35–2.

31. В своих предыдущих письмах их Данцига, Берлина, Ганновера, Женевы он сообщал о дорожных приключениях, встречах, обедах и балах, своих успехах в науках, библиотеках, архитектуре. Наконец, в письме из Женевы от 2 августа 1754 года читаем: "При сем доношу, что посылаю к вам несколько книг, медалей, антиквитетов и натуралных курьозностей". И только в первом письме из Италии, из Турина, он упоминает картины "славнейших мастеров", коими украшен здешний дворец. (От 21 сентября 1754 года). Зато в Милане "во многих домах хороших картин премножество". Именно здесь у молодого барона появляется желание приобрести произведения живописи: "Естли мог б наитить продажных то купил бы". (От 22 октября). Потом —Венеция, "очень хорошей город", в котором Александр задерживается на несколько месяцев. Отныне его письма становятся необычайно многословными. Там, в Венеции, случилась первая покупка, положившая начало строгановской коллекции: "Я здесь нашол случай купить славнова Корежия (Coregio) картину. И уж к вам оную послал. Нижайше вас прошу очень ее беречь. Для тово, что у нас ей подобных или нету, или очень мало есть. А случаи такие картины покупать, здесь и во всей Италии весма редко находятся". (От 17 января 1755 года).

32. О русском художнике второй половины XVIII века с такой фамилией сведений нет, зато достаточно известен живописец Матвей Иванович Пучинов (1720–797). В те времена вполне могли небрежно обозначить в загранпаспорте барона Строганова фамилию его ничтожного слуги. Так что вполне естественен вывод С. О. Кузнецова о тождестве этих двух персонажей.

33. С. О. Андросов. Русские заказчики и итальянские художники в XVIII в. СПб. 2003. С. 262–68.

34. Быть может, Канова ваял этого Амура изначально как апулеев персонаж, "парный"  к "Поцелую", благо модель уже существовала, было достаточно добавить крылья, укрупнив тем самым заказ Юсупова. А потом решил разорвать сюжетную связь фигур, посколько в тексте Апулея нет значимого эпизода с одиноким Амуром в ипостаси юноши в нейтральной позе. Этим можно объяснить повторенное указание на "малость"  Амура в цитированном письме Кановы. Таким способом он упразднил связь между статуями, сделав из одного целых два независимых заказа.

35. С. О. Андросов. Русские заказчики…, с. 250. Вероятно, слепок был сделан не с полностью законченного произведения.

36. РГИА, ф. 789, д. 1336, л. 2. И все последующие годы, вплоть до назначения президентом ИАХ в 1800 году, он живо интересовался делами академии. Так, в том же 1797 году, 19 ноября, в видах поощрения таланта и прилежания он подарил ученику 4-го возраста Ивану Моисееву 100 рублей.

37. В. Ф. Левинсон-Лессинг, с.124.

38. "Avertissement. J’ai ecrit ce Catalogue pour moi, pour me rendre compte des richesses que je rassemble depuis trente-sept ans, des sensations que leur possession me fait eprouver…". И через 7 лет, в печатном издании Каталога, от почти дословно воспроизведёт это Предупреждение.

39. А. И. Сомов. Картинная галерея ИАХ. Т. II. Каталог произведений иностранной живописи. СПб, 1874. С. 26–7. № № 307, 308.

40. Он был активным участником первого польского восстания Костюшко 1794 года, получил чин генерал-лейтенанта и стал командиром отдельной дивизии. После его разгрома написал толковое покаянное письмо Екатерине II. Был милостиво прощен престарелой императрицей, принес присягу ей на верность, избежав тем самым конфискации своих многочисленных имений. Положение Ф. Сапега упрочилось после восшествия на престол Павла I. В 1797 году он участвовал в коронации нового императора. Посещая губернии после коронации, Павел I побывал в Деречине, во дворце Ф. Сапега. Там он провёл четыре дня, ознакомившись, в частности, с художественными сокровищами хозяина. В последующие годы Сапега часто проживал в Петербурге. Обладавший тонким вкусом знатока и собирателя произведений мировой живописи, он, несомненно, посещал "музеум"  Академии художеств и мог представить себе всю  ценность работ Полидоро да Каравадо. Ф. Сапега умер в 1829 году, а его сын и наследник Евстафий Каэтан Сапега вскоре стал активным участником следующего польского восстания 1830–831 годов. После его подавления он, в отличие от отца, непримиримый, навсегда покинул империю. Евстафий Сапега был лишен всех своих владений, а список конфискованных в его дворце картин насчитывал много страниц. Часть из них в конце 1832 года и была передана Николаем I в ИАХ.

41. "Вознесение Марии", ГЭ, № 4421.

42. Предыдущая работа автора, с. 110–12.

43. Мы знаем по "Указателю" 1842 года, что через много лет престарелый Ухтомский заполнит эту строку после возвращения вещей Полидоро в Академию художеств. Сосчитав число фигур на вновь обретённой второй картине, он даст ей название —"Три нимфы" (Психея и её две сестры). А за первой картиной, увидев на ней женщину и купидона, заглянув в свою давнюю опись, Ухтомский сохранит название "Нимфа и купидон", не акцентируя тем самым свои прошлые заблуждения. Неизбежным следствием восстановления прав картины Полидоро должно было стать развенчание Ухтомским, ставшим к тому времени Главным Хранителем, и изгнание из академического музея той вещи, что столь долгие годы узурпировала чужое место. Скорее всего, от картины, отныне безродной, избавились через академическую факторскую в рамках известной "очистительной"  деятельности Николая I в 1834 году. На этом ее следы теряются. Известно только, что в середине XX века холстом завладел человек, втиснувший его в прокрустово окно случайной импозантной рамы. В этой операции край холста был загнут на самодельный подрамник на глубину 7,2 см.

Яндекс.Метрика
В.П. Головков © 2014