Живописец Иван Никитин
Сайт историка искусства
Головкова Владимира Павловича
ДОКУМЕНТЫ
ИЛЛЮСТРАЦИИ
КОНТАКТЫ

10. Сообщение Д.В.Айналова

 Перейдём ко второму источнику сведений о поступлении работ И.Никитина в Императорскую Академию художеств - к публикации проф. Д.В.Айналова 1913 года.

В том году стараниями «Студенческого Издательского Комитета» Петербургского университета была опубликована малым литографическим тиражом его "История русской живописи от XVI по XIX столетия".

Студенты начали издавать лекции своего профессора ещё в 1908 году. В РНБ хранится экземпляр первого издания первой части курса Д.В.Айналова. На титульном листе указано: "С.Петербург. 1908-1909 г. Издание студентов С.П.Обнорскаго и В.Н.Соловьева. Литография Семечкиной". Внизу - рукописная виза: "Печатать. Проф. Д.Айналов." На машинописной странице номер 15, попавшей в издание при брошюровке, такая же виза и рукописное замечание автора. Это означает, что Д.В.Айналов внимательно прочитывал подготовленный студентами к изданию материал. Заметим, что одним из издателей был будущий академик Сергей Петрович Обнорский (1888 - 1962).

Там, через тридцать лет после появления статьи П.Н.Петрова 1883 года, проф. Дмитрий Власьевич Айналов написал:

"Брат его Роман принял владение его домом, имуществом и картинами. Между ними было Распятие и др. копии с итальянских произведений и между ними Мадонна della sedia, известная у нас под именем "Умиления". При распродаже его имущества - портрет Петра усопшаго и портрет Гетмана /Полуботка или Мазепы/ были спасены в царствование Елизаветы Петровны известным любителем Воронцовым /М.Ил./ и куплены у брата Романа при его жизни, а затем по описи они были приняты в галерею Академии художеств после покупки его дома с имуществом казной".40

С.О.Андросов дал свою оценку этим строкам Д.В.Айналова:

"Автор не даёт ссылки на источник, но его высокий научный авторитет позволяет серьёзно относиться к приводимым им сведениям".

Сопоставляя текст Д.В.Айналова с сообщением П.Н.Петрова 1883 года, констатируем: Д.В.Айналов, в целом повторяя сведения П.Н.Петрова, привёл дополнительно очень важные для нас детали.

Во-первых, он указывает, что брат Роман вступил во владение в том числе и картинами Ивана Никитина.

Во-вторых, впервые сообщается, что в числе этих картин были "копии с итальянских произведений". Следовательно, И.Никитин сохранял вплоть до момента ареста в 1732 году картины из его "итальянского багажа".

В третьих, Д.В.Айналов сообщает, что М.И.Воронцов купил картины у Романа Никитина.

Наконец, существовал и, вероятно, был известен Д.В.Айналову документ - опись принятия никитинских картин в галерею Академии художеств. Логично предположить, что эта опись содержалась в упоминавшейся в тексте П.Н.Петрова записке А.Ф.Кокоринова, "выбиравшего картины" в галерею ИАХ.

С.О.Андросов считает вероятным, что Д.В.Айналов "мог слышать о происхождении картин от кого-то из знатоков XVIII века. Это могли быть, например, как П.Н.Петров, умерший двадцатью годами раньше, так и Н.Н.Врангель. В любом случае сведения, приведенные Д.В.Айналовым, заслуживают серьёзного внимания, тем более что в то же самое время в Академии художеств находилось ещё одно произведение Ивана Никитина - "Портрет митрополита Антония Стаховского", который мог быть привезен из Сибири только родственниками художника."41

К этим словам С.О.Андросова добавим только наше предположение, что причиной столь безоговорочных утверждений Д.А.Айналова, скорее всего, мог быть известный в то время недвусмысленный документ. Возможно, свидетельство самого М.И.Воронцова со слов Романа Никитина. Отсюда и могли появиться конкретные указания Д.В.Айналовым картин Ивана Никитина в его "наследстве": портреты "напольного гетмана", усопшего Петра, митрополита Антония Стаховского, копия с Madonna della sedia Рафаэля. И, согласно Д.В.Айналову, - "копии с итальянских картин".

Копией с итальянского оригинала Д.В.Айналов называет, как видим, не только Madonna della sedia, но и изображение Распятия. Напомним, что "Распятие Христово писано наполотне без рам.." фигурирует в описи Сырейщикова имущества в московском доме Никитина.

В этой связи уместно процитировать книгу Я.Штелина 1786 года, в которой он особо отмечает как произведение Ивана Никитина "отменно прекрасное изображение Распятия Христова, которое Императрица Елисавета Петровна подарила своему Обер-Егерьмейстеру Графу Разумовскому для его домашней церкви в так называемом Аничковском дворце, где оная и поныне еще находится".42

Мы рассмотрели два дошедших до нас первоисточника сведений о судьбе наследства Ивана Никитина, доставшегося его брату Роману. Оба они указывают на то, что следы оставшихся после И.Никитина картин следует искать в Императорской Академии художеств.

Подведём некоторые итоги:

1. В наследстве Ивана Никитина, доставшегося его брату Роману, должны были находиться, среди прочих, картины итальянского и тобольского периодов жизни живописца.

2. Имела место распродажа наследниками художника его картин, не обязательно разовая. Некоторые вещи могли уйти в частные собрания (в том числе, возможно, холст «Венера, раненная стрелой Амура»), другие в конечном счёте оказались в Академии художеств.

3. Среди последних доподлинно присутствовали следующие работы Никитина:
Портрет усопшего Петра,
Портрет «напольного гетмана»,
Портрет Тобольского митрополита Антония Стаховского.

Яндекс.Метрика
В.П. Головков © 2014