Живописец Иван Никитин
Сайт историка искусства
Головкова Владимира Павловича
ДОКУМЕНТЫ
ИЛЛЮСТРАЦИИ
КОНТАКТЫ

12. Каталог Головачевского 1773 года (с. 104-108)

 Действительно, документ Головачевского 1773 года – опись, не систематизированная по именам, или темам, или школам. Это простой список картин в той последовательности, в какой они были расположены в помещениях академии в старом деревянном строении, приспособленном под занятия учеников.

Три дома, располагавшиеся на набережной Невы между 3-й и 4-й линиями Васильевского острова, на участке, где находится нынешнее здание Академии художеств, были объединены общим фасадом. Строительство нынешнего здания Академии, сооруженного по проекту архитектора Ж.Б.Валлен-Деламотта при участии А.Ф.Кокоринова, начатое в 1764 году, завершилось только в 1788 году.

В свою очередь, судя по описи, первоначальное размещение вещей в залах происходило по мере их поступления в академию, с определённой тематической группировкой внутри начальных больших поступлений и с особым расположением крупногабаритных картин.

Аргументируем эту важную констатацию. Как известно, начало собранию картин ИАХ положил дар И.И.Шувалова, принесенный в 1758 году, т.е. на втором году её существования. И именно с шуваловских вещей начинается опись Головачевского.

Как сообщает А.И.Сомов в своём Каталоге картинной галереи ИАХ 1872-1874 годов, дар включал, помимо собрания эстампов и рисунков, 101 картину, в том числе 99 картин иностранной живописи.46

По словам А.И.Сомова, "вероятно, не все эти картины принадлежали самому Шувалову, и есть повод предполагать, что многие из них были собраны им для академии от других вельмож, или испрошены от Императрицы из Петербургских и загородных дворцов".47

Сопоставим эти данные А.И.Сомова с каталогом Головачевского 1773 года. Он открывается разделом "Вступившие от его превосходительства Ивана Ивановича Шувалова при начале" (№№ 1-104). Эти картины и составят указанное А.И.Сомовым число, если исключить изрядные погрешности в нумерации в рукописном каталоге Головачевского.

В работе А.И.Сомова кратко излагается история пополнения академической галереи. Автор сообщает: "За подарком учредителя и первого начальника Академии, следовали другие пожертвования вскоре удвоившие основанную им галерею. Оставляя в стороне менее значительные из них, упомянем, что в 1762 г. было передано в Академию из Зимнего дворца 48 картин, в том числе 32 иностранных, а в 1765 г. поступили в нее 43 иностранные картины и одна русская из Ораниенбаума;48 в 1768 г. Императрица Екатерина II, посетив Академию и оставшись довольною всем виденным в ней, пожаловала ей в знак своего благоволения, ещё 10 картин".

В целом эти этапы пополнения галереи соответствуют разделам описи Головачевского, включающей и "менее значительные" вещи. По всей видимости, составляя свою хронологию пополнения академического собрания, А.И.Сомов ориентировался как раз на опись 1773 года, с учётом корректив, которые ему представлялись оправданными, если не очевидными. (В том числе связанными в проблемами размещения в залах АХ полотен очень больших размеров, к чему мы ещё вернёмся).

Следующий раздел описи озаглавлен "Вступившие из дворца в 1762 году" (№№105-130), за которым следует раздел "Академические" (№№131-156). Затем - "подаренные академии от Грота" (№№ 157-158) и "подаренные Его превосходительством Дебрессаном" (№159-160). Далее идёт заголовок: " 1765 года".

Дальнейшее изучение рукописи Головачевского обнаруживает, кроме хронологической последовательности, ещё одну любопытную особенность.

Перечень вещей между № № 105 и 156 описи на первый взгляд кажется случайной последовательностью картин. Но можно заметить, что существуют некоторые особенности этой части списка, отражающие уже свойства пространственного размещения картин в залах Академии.

Чтобы их выявить, возьмём ещё более узкую часть перечня Головачевского - между №№ 131 и 156. Все указанные здесь картины имеют малые или средние размеры - за исключением трёх. Это позиции 135, 152, и 155.

Картины под этими номерами резко выделяются среди прочих своими очень большими размерами. Они столь велики, что при их размещении в залах приходилось, вероятно, принимать во внимание в первую очередь технические соображения, доступность для обозревания и пространственную геометрию помещения, и лишь затем тематическую или хронологическую целостность данной части экспозиции.

Первая из этих трёх картин - в строке описи за номером 135:

 

Автор ПРЕДСТАВЛЕНО Размеры в футах и дюймах
135

Фонтебас

Предст. Ея Величество Государыню Императрицу Екатерину Алексеевну вторую с историческими фигурами изображающими высокие Ея Величество добродетели".        

Размеры данной вещи Головачевский не указал. Но это, конечно, известная работа Франческо Фонтебассо "Вступление на престол Екатерины II 1762 года.»49

Она находится в Русском музее, её размеры внушительны: 398 х 280 см.

Эта же вещь отмечена и в Каталоге картинной галереи Императорской академии художеств А.И.Сомова 1874 года, причём с указанием её расположения в зале: "№ 408. ... Написана по заказу Академии, безвозмездно, в 1762 г., при заключении контракта с художником на преподавание в ней живописи. Помещена в виде плафона, на потолке залы № 42. В. 89, ш. 64." (В вершках).

Действительно, почему бы не расположить столь большую картину на потолке залы?

Велики размеры и двух других картин:

152 школа Рубенса Предст. царицу савскую пред соломоном царем израильским, в черной раме. Купленная в 1763 году. 8 11   9

(Здесь цифры в правых ячейках означают размеры в футах и дюймах, что соответствует: в метрической системе - 244 х 359 см.)

155 дювелели Портрет Его превосходительства Ивана Ивановича Шувалова сидящей в кресла без рамы        

Последняя вещь, конечно, - известная работа Жан-Луи Девелли. (№ 155 в Каталоге ГРМ 1998 года.) Её размеры также много больше, чем у рядом расположенных картин: 217 х 157 см.

В этом же интервале номеров описи есть "замкнутая" тематическая группа - три пейзажа Луи Жозефа Ле Лорена одинакового размера в отличных от всего окружения рамах - овальных, что имело в те времена весьма существенное значение (позиции 136 - 138.)

Попробуем из перечня картин всего большого интервала описи от № 122 до № 157 исключить всего лишь указанные 5 вещей особых размеров и формы, требующие специального размещения в залах (№№ 136 -138, 152, 155). Тут же обнаружится любопытная особенность пространственного размещения оставшихся 29 картин. Это множество чётко распадается на две части.

Первая из них, №№ 122 -139, сформирована исключительно из портретов высочайших особ.

Приведем следующую за ней часть описи, №№ 140 - 156, включающую 15 картин (вплоть до новой рубрики "Подаренные академии от Грота"). (Факсимиле этой части манускрипта Головачевского дано в Приложении 6).

…………………………….

140 неизвестно Представляющая женщину на балконе на доске в раме 1 1/2   9
141 неизвестно Предст. портрет живописца пишущего на доске в раме   5
1/2
  4
151 ротари и
неизвестно
Десять картин предст. разные портреты без рам        
153 никитин портрет Ея Высочества государыни царевны
Прасковьи Иоановны рама делана в академии
2 9
1/2
2 4
154 Он же портрет тобольскаго митрополита
антония стаховскаго без рамы
2 8
1/2
2 2
1/2
156 андрей
матвеев

 

Подмаленанное лицо Ея Величества анны иоанновны
без рамы
2 5 1 11
    ПОДАРЕННЫЕ АКАДЕМИИ ОТ ГРОТА        

157

……….. ……….        

…………………………….

Под номером 153 мы видим ту самую уже упоминавшуюся работу Ивана Никитина - портрет царевны Прасковьи Иоанновны с латинской подписью (Ivan N: A: 1714 28 Septemb), датированную 28 сентября 1714 года, ныне принадлежащую ГРМ (№ 333)50. Это, напомним, - единственная подписная и датированная работа художника, выполненная до его отъезда в Италию. Значит, во времена Головачевского она находилась в Академии художеств. (Увы, не долго).

Рядом с этой этой вещью распологался портрет тобольскаго митрополита Антония Стаховского также с указанием автора - Никитин.

Но где же никитинские портреты усопшего Петра и "напольного гетмана? Они тоже значатся в описи Головачевского, но как работы неизвестного художника. Портрет Петра I имеет № 124, и он, естественно, был представлен среди портретов "императорской" группы. (В графе имён авторов написано: неизвестно.)

Портрет же "напольного гетмана" оказался в самом конце описи. Причина тому проста. Он, по всей вероятности, висел рядом с портретами царевны Прасковьи и Тобольского митрополита. Но Головачевский, составляя свою опись в 1773 году, сверялся с описью 1765 года. В ней-то "напольный гетман" отсутствовал. Поэтому К.И.Головачевский в своей описи отнес этот портрет под № 320 в специальную рубрику:

"Сверх каталога данного 1765 году найдены картины и портреты следующа. .(нрзб). из их не показано (?) вписываны (?) в каталог".

…………………………….

320 неизвестно Портрет гетмана напольно не конченой взятой из дворца без рамы        

…………………………….

(Картина под номером 156, не сохранившийся портрет Анны Иоанновны, приписанный Головачевским Андрею Матвееву, не был вывешен в составе группы парадных изображений высочайших лиц, вероятно, по причине сильной "подмалёванности". Указание дефекта такого рода - единственное у Головачевского.)

Таким образом, отмеченные у Головачевского произведения Ивана Никитина охватывают наследство всей его жизни: и ранних годов (портрет царевны Прасковьи), и периода после смерти Петра Великого до ареста и ссылки (портреты усопшего Петра и "напольного гетмана"), и "сибирской части" наследства, доставшегося его брату Роману (портрет тобольского митрополита).

Но где же в описи Головачевского те вещи Ивана Никитина, которые, как предполагаем, находились в его "итальянском багаже" и могли оказаться в Академии художеств среди прочих картин Никитина - рядом с портретами царевны Прасковьи и Тобольского митрополита? Где те "копии с итальянских произведений и между ними Мадонна della sedia, известная у нас под именем "Умиления" из наследства Никитина, о которых писал Д.В.Айналов? Копия с этой же Мадонны Рафаэля упоминается и П.Н.Петровым в статье 1883 года. Останавливаясь на описи Сырейщикова имущества московского дома арестанта И.Никитина, он категорически, не аргументируя, сообщает:

"Другая картина была копия с Рафаелевой "Madonna della sedia", издавна получившей у нас название "Умиление".51

Оказалось, что копия именно этой знаменитой работы Рафаэля была в собрании академии. Она отмечена в описи Головачевского под № 275, образуя отдельную рубрику с указанием имени канцлера М.И.Воронцова52:

…………………………….

    Подаренная картина с рамою его сиятельства господина канцлера графом Михаил Ларионовичем Воронцовым в 1765 году        
275   копия с Рафаила Урбино Предст. богоматерь со ИХ: и Иоанном Крестителем 2 6 2 6

…………………………….

Что это, простое совпадение или искомый "итальянский след"? В последнем случае мы имеем документальное свидетельство того, что М.И.Воронцов действительно приобрёл по крайней мере одну вещь из наследства Никитина. И поступила она в Академию отдельно и позже остальных работ художника.

Но где в описи Головачевского "итальянские" работы Ивана Никитина на античные сюжеты? Те, что были показаны Петру Великому в 1720 году, потом оказались, как мы предполагали, среди 14-ти картин, отмеченных в описи Сырейщикова 1737 года? Те, что находились в московском доме Никитина все годы ареста и сибирской ссылки?

Мы, конечно, имеем в виду "венецианскую" картину "Венера, раненная стрелой Амура" и предполагаемую нами "флорентийскую" работу Никитина "Амур спящий и Психея", (быть может, столь же малых размеров). Ответ, возможно, содержится в 151-й строке описи Головачевского.

Яндекс.Метрика
В.П. Головков © 2014