Живописец Иван Никитин
Сайт историка искусства
Головкова Владимира Павловича
ДОКУМЕНТЫ
ИЛЛЮСТРАЦИИ
КОНТАКТЫ

15. Императорская Академия художеств  в 1811 - 1817 годах (с. 110-112)

Переходя к изучению описи Ухтомского, появившейся через 45 лет после работы Головачевского, в 1818 году, необходимо представить себе те неординарные условия, в которых она составлялась, и особенности личности её автора.

К 1818 году положение в Академии художеств сложилось крайне тяжёлое. Трудности начались вскоре после неожиданной кончины от простуды в 1811 году графа А.С.Строганова, мецената и владельца одной из лучших художественных галерей, президента ИАХ в 1800 - 1811 годах. Преемника ему не было найдено, и с 1812 года ИАХ причислили к Министерству народного просвещения.54

В 1811 - 1817 годах Академией "управляет" вице-президент П.П.Чекалевский. Он не любил расстраиваться, поэтому сообщал в академию о своих предполагаемых посещениях за несколько дней. "Чекалевский запустил все дела; невероятный безпорядок царил в Академии; долги достигали 280 тысяч рублей, но неизвестно, куда расходовались суммы. Академия 50 лет не ремонтировалась и, естественно, что здание было в ужасном виде".55

Кирилл Иванович Головачевский, составитель описи 1773 года, всё ещё в Академии, но давно не имеет отношения к академической картинной галерее. С 1783 года и до конца жизни "добрый старик Головачевский" (по выражению Н.Н.Врангеля) - в должности Инспектора, надзирателя над воспитанниками.56

Должность весьма хлопотная. С 1811 года, после кончины А.С.Строганова, дисциплина учеников неуклонно падала. Уже в мае 1812 года Головачевский обращается в Совет с предложением исключить сразу 20 воспитанников за грубость, пьянство, длительные отлучки без дозволения и "тупость в учении".57

Со временем стали происходить более серьёзные инциденты с воспитанниками. Так, Головачевский доносил в Совет академии:

"Андрей Шилов сегодня во время рисовальных классов унес у своих товарищей сапоги и шинель, ушел из Академии без позволения; в 7 часов того же вечера найден был без чувств пьяным, лежащим в самом безобразном виде по 4 линии и по приведении его в Академию по лекарском осмотре посажен был под караул в швейцарскую".

К 1817 году относится следующее замечание А.Н.Оленина о К.И.Головачевском: "Почтенный и маститый осьмидесятилетний старец, служивший более полувека инспектором Воспитательного училища .... Головачевский был не в силах удерживать питомцев.. при послаблении ближайшаго начальства".58

Огромные долги академии привели, в частности, к тому, что к концу управления вице-президента Чекалевского "воспитанники имели только по одной паре изношенного платья, похожаго на рубище".59 Условия жизни воспитанников, сама атмосфера, были в те годы просто ужасающими. Достаточно упомянуть, что одним из первых распоряжений нового президента А.Н.Оленина было немедленно устроить удобства во дворе здания академии.

Разумеется, общее расстройство дел не могло не отразиться на состоянии академической галереи ко времени составления "описи Ухтомского" 1818 года. Н.Н.Врангель писал: "Но не только ученики забыты Чекалевским. Музей запущен и частью раскраден."60

За упадком Академии несколько лет бездеятельно наблюдали в министерстве народного просвещения. Но только в 1815 году, когда министру графу А.К. Разумовскому "поступило официальное донесение, что в Академии все распущено, что воспитанники, оставленные без присмотра "учиняют буйства", уходят ночью из Академии - Разумовский подал, наконец, доклад о стесненном положении Академии... В 1815 г., со вступлением в должность Министра Нар. Просв. князя А.Н.Голицина, образован был комитет "для разсмотрения нужд Академии". Председателем Комитета назначен был Алексей Ник. Оленин".61

Комитет приступил к заседаниям, но только 15-го апреля 1817 года Указом Сената Алексей Николаевич Оленин был назначен президентом Академии художеств.

Сам А.Н.Оленин писал: "Академия Художеств процветала с 1764 по 1811 год. .. И так Императорская Академия художеств, во всем ея блеске, существовала до 1811 года. Но с сего времени она стала приходить в видимый упадок, ея хозяйственные дела разстроились и управление совершенно ослабло."62

Следует признать, что причиной устрашающей суммы долгов академии было не только дурное руководство, но, как пишет А.Н.Оленин, "понижение курса ассигнаций", связанное с войной 1812 года, тогда как размер академического бюджета был фиксирован. "Долгов на Академии накопилось к 1817 году - по возраставшей дороговизне на все припасы, товары и художническия припасы, всего 280,955 руб. 29 коп."63

Надо сказать, что прежнее руководство ИАХ искало способы уменьшения долгового бремени, настойчиво и безуспешно прося прекратить прием воспитанников первых двух возрастов. (5-ти и 6-тилетних мальчиков и "к оным надзирательниц и нянек". Заканчивали воспитанники академию уже взрослыми молодыми людьми.)

В этих условиях Совет академии придавал большое значение доходам, поступавшим от академической факторской. В ней, по официальной версии, продавались работы академических воспитанников.64

Но в 1811 - 1717 годах через факторскую продавались отнюдь не только ученические работы. Библиотекарь А.Г.Ухтомский, завершая свой "Каталог всем вещам ИМПЕРАТОРСКОЙ Академии художеств.." лаконично сообщает:

" Сто тридцать две разных картин отданы в факторскую для продажи..".65

(Для сравнения: во времена А.С.Строганова, в 1800-1811 годах, продавались только эстампы с досок, созданных в академии, а сами доски отдавались в библиотеку на хранение.)66

Среди проданных вещей вполне могли оказаться и некоторые не подписанные небольшие работы Ивана Никитина, возможно, входившие в число 10 картин в строке под № 151 в "описи Головачевского 1773 года".

Яндекс.Метрика
В.П. Головков © 2014