Живописец Иван Никитин
Сайт историка искусства
Головкова Владимира Павловича
ДОКУМЕНТЫ
ИЛЛЮСТРАЦИИ
КОНТАКТЫ

2. Юрий Иванович Кологривов

 Оказавшись в 1716 году за границей, в Италии, в Венеции, городе великого искусства, московит Иван Никитин впервые наблюдал воочию, в мастерских, процесс создания скульптуры на новые для него, захватывающие воображение, античные сюжеты. Он мог, как мы видели, изучать все стадии работы - от зарождения и обсуждения замысла мастера до его воплощения. Сопряжённые с такими наблюдениями переживания больших художников рождают у них и собственные образы.

Не мог ли Иван Никитин, уже во Флоренции, оказаться во в чём-то схожей ситуации, в круге каких-то событий, не только связанных с новым для него искусством пластики, но и других, важнейших для русских людей в далёкой чужой стране? Но какие события в маленькой русской колонии в Италии, какие действия начальников, российских агентов, могли вызвать больший интерес у Ивана Никитина, чем реализация наказа императора искать и приобретать для России произведения подлинного искусства?

Не только Рагузинский в Венеции, на восточном побережье Италии, по указанию Петра Великого искал и приобретал скульптуру. Переехав во Флоренцию, Иван Никитин вскоре оказался в географически протяжённом поле деятельности другого русского агента. В 1718 - 1719 годах вблизи западного побережья Италии, в Риме и его окрестностях, в Генуе, в Ливорно активно действовал, разыскивая, покупая скульптуру, снаряжая покупки в дальнюю дорогу, агент царя Юрий Иванович Кологривов. ( Он, подобно Беклемишеву, выполнял также миссию кураторства над молодыми петровскими пенсионерами - архитекторами).

Ю.И.Кологривов родился в 1685-1690 годах, т.е. в 1718 году ему было, как и Ивану Никитину, около 30 лет. Этот выходец из знатной боярской семьи, с юных лет находившийся при царском дворе, бывший "денщик" Петра I, был единственным среди всех русских агентов за границей, получившим специальную художественную подготовку: в Италии он обучался архитектуре. Под этим понятием в те времена объединялись все отрасли искусства как "принадлежащие части". Так называет их сам Кологривов в своей "программе по архитектуре" 1716 года.1

В 1717 году Кологривов присоединился к царю в Амстердаме на начальном этапе заграничного путешествия монарха, а через несколько месяцев оказался в Венеции, на пути в Рим. О решении послать его в Италию для покупки произведений пластики Пётр I сообщил в письме Рагузинскому ещё 21 августа 1716 года.2

По всей вероятности, Ю.И.Кологривов не только лично знал И.Никитина, но и, находясь в близком окружении Петра I, был в курсе особого отношения царя к этому художнику. Позже, базируясь в Риме, Кологривов должен был, по крайней мере, слышать о русских пенсионерах во Флоренции, ведь он состоял, как мы увидим, в плотном деловом контакте с кураторами И.Никитина Саввой Рагузинским и П.И.Беклемишевым.

Попробуем исследовать возможность, даже неизбежность, личных встреч в Италии Ю.И.Кологривова и художника Ивана Никитина.

Ю.И.Кологривов, образованный, энергичный, увлекающийся человек в своих перемещениях по Италии в поисках скульптуры не мог не побывать во Флоренции (в том числе проездом в Венецию и обратно), где находились четверо русских людей, петровских пенсионеров во главе с Иваном Никитиным.

С другой стороны, И.Никитин, положение которого во Флоренции было вполне автономно, за два с лишним года, вероятно, повидал не только Флоренцию. Трудно поверить, чтобы за это время он не нашёл возможности побывать в Риме и познакомиться с его художественными сокровищами. (Возможно, сопровождая П.И.Беклемишева, который "по указу высокому" бывал в Риме, где встречался, в частности, с кардиналом Оттобони).

Никитин, конечно, знал, что Кологривов на западе Италии занимался тем же интереснейшим делом, что и Рагузинский на востоке полуострова: по заданию царя разыскивал и приобретал скульптуру.

Покажем, что И.Никитин во Флоренции должен был быть в курсе конкретных подробностей, порой захватывающих, связанных с покупками скульптуры Ю.И.Кологривовым.

В 1718-1719 годах в Италии находились всего три маленькие русские колонии. На западе страны действовал Кологривов, под эгидой которого состояли русские ученики - архитекторы. Восточной колонией, в Венеции, как мы знаем, руководили Беклемишев и Рагузинский. А географически "между ними", во Флоренции, пребывал Иван Никитин со товарищи.

В этой связи интересен и важен следующий вопрос: какой маршрут в начале XVIII века выбирали те первые русские люди в Италии, перебираясь с одного побережья страны на другое? Лежал ли их путь через Флоренцию?

Источники сохранили для нас детальное описание одного такого путешествия, совершённого в 1719 году. К восточной колонии русских относилась группа посланных Петром I гардемаринов, куда входил и молодой Иван Неплюев. В 1717–1718 годах он принял участие в войне с Турцией на стороне Венеции. Гардемарины были переправлены на остров Корфу, где шли военные действия.

Затем получившим боевой опыт гардемаринам было приказано отправиться в Испанию для продолжения обучения, куда они и отбыли в мае 1719 года. Путь их пролегал из Венеции на западное побережье Италии.

Мемуары И.И.Неплюева были опубликованы П.П.Свиньиным в его "Отечественных записках" в 1824 году. Приведём цитату их этих воспоминаний.3

" 4-го числа апреля ( 1719 года - Авт.) Господин Агент (П.И.Беклемишев - Авт.) объявил нам Его Царскаго Величества Указ, что нас велено отправить в Гишпанию. ....... Прибыли мы во Флоренцию 9 числа, а расстояния от Болонии 55 миль, и того от Венеции до Флоренции 170 миль.

Во Флоренции были тогда Россиане, обучающиеся живописному искуству: Иван да Роман Никитины с товарищи. В Ливорне у Гран-Дука Галерия, в которой разныя вещи от Пиктуры и от Скульптуры древней от Рождества Христова и доныне, он же Грандук строит церковь и в средине той стены от разнаго каменья, а строят оную церковь беспрестанно 50 человек 114-ть лет, а еще будет совершать на 100 лет.

10 числа в вечеру поехали мы из Флоренции в барке рекою Арно до города Пизы, 40 миль; тут верфь где строят галеры. От Пизы до Ливорны ехали каналом 16 миль и прибыли в Ливорну 19 - го числа".

Путешествие гардемаринов из Венеции на западное побережье, в Ливорно, заняло около двух недель. Во Флоренции они были всего около суток. Но успели многое узнать, в частности, то, что у "грандуки" Козимо III в Ливорно есть "галерия" с картинами и древними скульптурами.

Надо ли сомневаться, что эти сведения получены И.И.Неплюевым непосредственно от Ивана Никитина, очевидно, посещавшего Ливорно?

Таким образом, маршрут русских людей из Венеции на западное побережье Италии, включавший, где это можно, речной путь, лежал через Флоренцию. Вероятно, пользовался этим путём и посещавший Венецию Ю.И.Кологривов. А это делало неизбежными встречи Кологривова и Никитина во Флоренции.

Прибыв в Венецию по пути в Рим, Кологривов 4 января 1718 года сообщал оттуда в Кабинет о первых покупках скульптуры. В Венеции он общался с Саввой Рагузинским, вёл переговоры с неким архитектором, которого Рагузинский рекомендовал принять на русскую службу. Должно быть, опытный и общительный Рагузинский обсуждал со столь же общительным Кологривовым предстоящую деятельность прибывшего агента по приобретению скульптуры, рассказал о собственных .успехах, об эпопее с реализацией своего заказа венецианским скульпторам. Вероятно, упомянул в этой связи и имя Ивана Никитина.

Затем Кологривов направился из Венеции на западное побережье Италии, в Ливорно, где его ожидали ученики - архитекторы.4

18 января 1718 года Кологривов прибыл в Рим. Здесь он устроил обучаться архитектуре вверенных ему русских юношей: Петра Еропкина, Фёдора Исакова, Тимофея Усова и Петра Колычева.5

Уже 15 марта он докладывал А.В.Макарову о немалых приобретениях скульптуры, сделанных им в Генуе и Риме, которые намеревался отправить в порт Ливорно. Там ценный груз будет помещён на борт русского военного корабля "Армонт", который прибудет в Ливорно из Венеции, обогнув итальянский "сапог".

С помощью "давнего знакомца" Рагузинского кардинала Оттобони Кологривов осуществил приём на русскую службу архитектора Никола Микетти, вместе с которым в апреле он выехал в Россию. Однако, по дороге Кологривов заболел и остался во Франкфурте-на-Одере. Поправившись, он, в соответствии с приказом царя, снова должен был направиться в Рим.

11 июля 1718 года Кологривов вторично прибыл в Венецию, где Рагузинский обещал субсидировать его покупки. (Кологривов получил от Рагузинского крупную сумму в 5000 ефимков.6)

В конце августа 1718 года Кологривов отбыл из Венеции в Неаполь. В январе 1719 года он добрался до Рима, где продолжил покупки скульптуры. В марте 1719 года Кологривов приобрёл знаменитую античную скульптуру, позднее получившую название Венеры Таврической.7

Как известно, у Ю.И.Кологривова возникла проблема вывоза этой статуи из Италии, потребовавшая вмешательства Петра I. (Кологривов писал: "В бытность мою в Риме имел великую препону в покупке статуй от племянника папежского.... . Племянник папин.. упрямится о вывозе." (Имелся в виду камерлинг кардинал Алессандро Альбани, племянник папы Клемента XI.)8

После "ареста" статуи Кологривов обратился к царю с просьбой о помощи, и в Рим были командированы из Венеции Беклемишев и Рагузинский.9 Именно тонкий дипломат С.Рагузинский добился благоприятного исхода дела.10

Приведенные факты свидетельствуют о достаточно многочисленных контактах руководителей русских колоний на обоих побережьях Италии.

Сам Ю.И.Кологривов бывал в «промежуточной» Флоренции не только проездом. Об этом может, в частности, свидетельствовать его письмо царю, написанное 7 марта 1719 года: ".. купил я статую марморову Венуса старинная и найдена с месяц.... ее не разнит ничем противу Флоренской славной но еще лутче тем что вся целая, а Флоренская изломана во многих местах..". Здесь речь идёт о статуе Венеры Медичи, находящейся во Флоренции.11

Поэтому нам представляется достаточно обоснованным вывод, что Ю.Кологривов и И.Никитин лично встречались в 1718 - 1719 годах . Трудно представить себе, чтобы при встречах Кологривов не рассказывал художнику о тех приобретенных произведениях, которые произвели на него наибольшее впечатление. А к ним, помимо упомянутой античной Венеры Таврической, относится знаменитая мраморная группа "Амур и Психея".

Яндекс.Метрика
В.П. Головков © 2014