Живописец Иван Никитин
Сайт историка искусства
Головкова Владимира Павловича
ДОКУМЕНТЫ
ИЛЛЮСТРАЦИИ
КОНТАКТЫ

23. Каталог 1842 года   (с. 135-139)

В числе 10-ти картин, собранных в описи Головачевского 1773 года в одну строчку под № 151, могли быть, как упоминалось, и картины из «итальянского багажа» Никитина, в том числе холст "Венера, раненная стрелой Амура" венецианского периода. Его нет в списке Ухтомского. Не исключено, что он находился среди 132 картин, упомянутых Ухтомским как проданные через факторию.

Вместе с тем, если вспомнить достаточно хаотическое состояние академического хозяйства к 1818 году, нет уверенности в том, что в описи Ухтомского отмечены все вещи, находившиеся в тот период в Академии художеств. В самом деле, к примеру, в ней нет картины Пьетро Ротари "Голова девушки" (№ 530 в "Указателе" 1842 года), не отмечена и работа М.В.Ломоносова "Портрет императрицы Елизаветы Петровны".97

Почти четверть века спустя, в 1842 году, увидел свет первый печатный каталог академического собрания картин, который мы уже кратко характеризовали. В Российской национальной библиотеке в Петербурге существует сохранившийся редчайший экземпляр этого каталога, принадлежавший, как это видно по рукописной пометке, историку искусства и библиографу Николаю Петровичу Собко.

В нём совместно переплетены две книги, по сути, совершенно разные: "Памятники искуства", без указания автора, года издания и типографии и "Указатель находящимся в академии произведений, по алфавиту имен художников и предметов, отпечатанный в типографии Фишера. 1842. Санктпетербург".

В предисловии к "Указателю" его безымянные авторы записали: "Равномерно благодарна редакция г. Хранителю А.Г.Ухтомскому за оказанное им содействие при окончательной проверке".

А.Г. Ухтомскому в ту пору было уже 72 года. Напомним: когда сам Ухтомский составлял каталог 1818 года, ещё здравствовал и пребывал в Академии К.И.Головачевский, 83-х лет. Трудно сказать, насколько память этих людей сохраняла сведения из их далёкого прошлого.

В объёмистом "Указателе" 1842 года имя Ивана Никитина упомянуто, как помним, лишь один раз, в последних строчках, выражающих сожаление о вынужденном умолчании ряда имён художников, чьих произведений нет в Академии.

Тем не менее, в описи картин (под литерой "Ж"- живопись) академического собрания находим две доподлинно никитинские работы работы, далеко разнесённые по списку, следовательно, и по расположению в залах:

100 П. гетмана Напольнаго; неизвестнаго.
(У Ухтомского автор – Никитин, у Головачевского – «неизвестно»).
308 Порт. Имп. Петра I, в усопшем виде. Дангоуръ.
(У Ухтомского автор – Дангоур, у Головачевского – «неизвестно».)

Отметим, что, вслед за Ухтомским (№489), работой "Дангоура" назван не только портрет усопшего Петра, но и подписной совместный портрет цесаревен Елизаветы и Анны (№ 302) кисти Л.Каравакка.

Опись под литерой "Ж" бессистемна, что отражает, вероятно, соответствующее расположение вещей в помещениях академии. К тому же она небрежно структурирована. Например, раздел "Мозаики" продолжен без интервала совсем не мозаичными работами; кроме подраздела "Эстампы раскрашенные и миниатюры" (№№ 216 - 228; 230 - 243) имеется ещё и раздел "Миниатюры" (№№ 344 - 370).

Остановимся на разделе "Миниатюры", включающем 26 вещей. Нетрудно видеть (см. Приложение 8), что в нём перемежаются вещи, которые легко объединить в три тематические группы. Осуществив мысленно эту операцию, получим следующую картину:

МИНИАТЮРЫ

344. Минерва.
345. Геркулес и Меркурий.
346. Геркулес и Антей. 347. Третий час дня.
348. Нимфа.
349. Минерва с музою. 350. Второй час дня.
351. Пятой час дня.
352. Парис. 353. Первый час дня.
354. Ромул и Рем.
355. Музы. 356. Четверт. ч. дня.
357. Галатея. 358. Второй час дня.
359. Пятой час ночи.
360. Венера с амуром.
361. Нимфа. 362. Первый час дня.
363. Шестой час дня.
364. Шестой ч. дня.
365. Четвертый час ночи.
366. Третий час ночи.
367. Орфей, сходящий в ад.
368. Порт. Аббас Мирзы. Могаммед Джафар.
369. Юпитер и Леда.
370. Селянин с банд., Клиндер.

Не следует полагать, что слово "миниатюра" в те времена употреблялось в том узком смысле, который в наше время привычно вкладывают в этот термин. Но он, конечно, предполагал небольшие размеры вещи.

В те времена в Академии существовал "миниатюрный класс". На звание "академика по миниатюрной живописи" в 1839 году претендовал Александр Иванович Клиндер (Клюндер) (1802—1875).

С 1841 года Клиндер - академик живописи. Он автор портретов Е. А. Баратынского, Лермонтова и сюиты портретов офицеров лейб-гвардии Гусарского полка. А.И.Клиндер был приглашен писать портрет Н. Н. Пушкиной, но по какой-то причине она отказалась от позирования. Он - автор портрета Пушкина, изданного сразу же после смерти поэта; цензура запретила надпись на портрете: «Потух огонь на алтаре».98

Это его фамилия находится в последней строчке раздела "Миниатюры" (№ 370). Работой Клиндера под странным названием "Селянин с банд." является на самом деле его произведение "Мужик с балалайкой». Это можно прочесть в самом "Указателе", но в другом месте, под литерой "К":

"КЛИНДЕР
Академик по миниатюрной живописи.
370. Мужик с балалайкой.

Довольно милой работы; но здесь Русский мужик имеет вид вдохновеннаго трубадура или миннезингера".

Этого комментария достаточно, чтобы понять - в рубрике "Миниатюры" отметилась на самом деле известная в то время работа, которую А.И.Клиндер по заданию Совета представил на соискание звания академика в 1839 году.

История этого соискательства случилась не простой, она нашла отражение в документах академического Совета за 1839 - 1841 годы. В протоколе Совета от 15 декабря 1839 года читаем:

"33. По прошению свободного художника Клиндера (по вх. кн. №1815) при коем представляет на благоусмотрение Академии свои работы по части миниатюрной живописи, просит о задаче ему программы на звание академика.

Определено: принять назначенным, задать на звание академика следующую программу: написать портрет г. профессора А.П.Брюллова цельную фигуру акварелью; величина представляется на произвол, о чем ему и объявить".99

Кажется маловероятным, чтобы "цельная фигура" уважаемого профессора, акварелиста А.П.Брюллова, явленная в совсем уж миниатюрных размерах, выглядела бы достаточно презентабельно. Возможно, по этой причине в задании претенденту содержится необычная оговорка о произволе в размерах картины.

В дальнейшем произошел, вероятно, некий инцидент, поскольку в протоколе Совета от 31 октября 1840 года появляется следующая запись:

"9. Определено: назначенному Александру Клиндеру назначить для получения звания академика написать натурщика в каком-нибудь занятии и, чтобы эта программа была исполнена без посторонней помощи, иметь за сим наблюдение Г. заслуженному профессору Варнеку, о чем дать ему выписку из сей статьи, а Клиндера уведомить."100

Завершение затянувшейся истории можно прочесть в протоколе Совета от 8 июля 1841 года:

"11. Разсматривали программу, представленную в академики Александром Клиндером для получения звания академика, изображающую крестьянина играющего на балалайке.

Определено: ...Клиндера удостоить звания академика..."101 Теперь обратимся к № 368 приведенного выше списка:
"368 Порт. Аббас Мирзы. Могаммед Джафар."

Магомед Джафар - персиянин, бывший ученик Академии, вероятно, довольно успешный, раз его работа оказалась в музеуме Академии. В документе Совета от 31 августа 1825 года его фамилия значится среди получивших серебряную медаль второго достоинства за рисунки с натуры (он не числился по классу миниатюрной живописи).102

А под литерой "М" Указателя находим:

" МОГАМЕД - ДЖАФАР
368. Портрет персидскаго принца Аббаса Мирзы.
Небольшая, довольно хорошая акварель."

Таким образом, позиции № 368 и 370 раздела показывают, что критерием помещения вещей в раздел "Миниатюры" могли быть именно небольшие (без чёткой дефиниции) размеры произведения, а не что-то иное, как, например, материал основы или форма. Возможно, работы действительно "миниатюрных" размеров были собраны под рубрикой "Эстампы раскрашенные и миниатюры".

Продолжим наши рассуждения. В правой колонке приведенного выше списка расположены вещи, очевидно, одной темы. Это автоматически группирует в левую колонку прочие работы. И все они оказались на мифологические сюжеты.

В итоге получаем, что критериями отбора в обсуждаемый раздел описи 1842 года, т.е. группировки при размещении вещей в зале Академии, скорее всего, были мифологический сюжет и небольшие размеры вещи.

Обоим критериям отвечает наш обнаруженный холст «Венера, раненная стрелой Амура». Поэтому нельзя исключить, что за строкой Указателя 1842 года: "360. Венера с амуром." стоял этот холст, тогда ещё бытовавший в академическом музеуме.

Эта вещь не могла быть доской "Венера и Амур" из ГРМ по той причине, что поступить в музеум Академии она могла бы только из "Русского музеума" П.П.Свиньина при его распродаже. Но в опубликованном в 1829 году каталоге своего собрания П.П.Свиньин обозначил доску как работу А.Матвеева. Если принять во внимание, сколь высоко оценивают этого художника составители академического "Указателя" 1842 года, они обязательно указали бы принадлежность этой вещи А.Матвееву.

Разумеется, это не более чем допущение, подпадающее под рубрику «не исключено». Ведь данная ситуация принципиально отличается от случая с холстом "Амур спящий и Психея", отмеченного в описи Ухтомского 1818 года. Отражённый в той описи факт целенаправленной пространственной группировки в академическом зале произведений Ивана Никитина представляется очевидным. В описи же 1842 года в списке под литерой «Ж» нет и намёка на подобные группировки. (Рассредоточены по описи, например, вещи, приписанные А.Матвееву. Так же обстоят дела и с произведениями других известных художников.)

Но, с другой стороны, нельзя исключать и возможность того, что холст "Венера, раненная стрелой Амура" неявно присутствовал среди десяти картин строки № 151 описи Головачевского 1773 года, затем в 1818 году был пропущен Ухтомским, (как и ряд других работ), - и появился в каталоге 1842 года.

Практический остаток всех этих рассуждений заключается в следующем. Среди тех 10-ти работ строки № 151 описи Головачевского 1773 года могли находиться и другие работы И.Никитина итальянского периода на античные сюжеты. Если когда-либо обнаружится небольшой холст старой работы, да ещё грубого плетения, на один из мифологических сюжетов, обозначенных в левой колонке приведенного выше списка, то стоит поискать в живописи такого холста основные признаки чёткого индивидуального почерка Ивана Никитина.

Яндекс.Метрика
В.П. Головков © 2014