Живописец Иван Никитин
Сайт историка искусства
Головкова Владимира Павловича
ДОКУМЕНТЫ
ИЛЛЮСТРАЦИИ
КОНТАКТЫ

2. Кто написал картину на доске? (с. 159-161)

Кто же в действительности создал картину на доске "Венера и Амур" в ГРМ? Можно ли её по-прежнему причислять к эталонному ряду работ Матвеева? Теперь эти вопросы кажутся вполне резонными.

Считавшееся безусловным авторство Андрея Матвеева покоилось исключительно на "исторической традиции", которая, в свою очередь, базируется только на одном документальном источнике – упоминавшейся в первой главе публикации Павла Петровича Свиньина 1829 года.

В этой части нашей работы будет показано, что атрибуция обнаруженного холста «Венера, раненная стрелой Амура» именно Ивану Никитину может внести определённую ясность и в историю создания, и в вопрос об авторе доски в ГРМ "Венера и Амур".

Вернёмся к исходному источнику исторической традиции атрибуции Андрею Матвееву доски в ГРМ, которым является "Краткая опись.. Русского музеума" П.П.Свиньина 1829 года. Процитируем ещё раз соответствующий текст П.П.Свиньина:

«Матвеевъ (Андрей)
41. Петръ Великiй на смертномъ одре.
42. Венера и Амуръ. ».

В первой главе мы высказывали предположение, что третья строчка этого текста могла быть просто ошибкой П.П.Свиньина. Основанием для такого предположения послужила явная оплошность во второй цитированной строке, поскольку Андрей Матвеев, находившийся в момент смерти Петра I в Голландии, не мог написать его изображение на смертном одре. Странная, удивительная ошибка Свиньина.

Но нужно признать, что Павел Петрович Свиньин в своих работах действительно допускал неточности. Это отмечал ещё А.А.Половцов в биографии П.П.Свиньина:

"Свиньин зачастую, быть может, не обладал достаточно развитым критическим чутьем; вот почему к сообщаемым им сведениям всегда надо относиться с известною долею осторожности".

Пусть так, но, по правде говоря, грех излишней доверчивости к непроверенным сведениям был свойственен не только П.П.Свиньину, но и многим другим серьёзным русским авторам первой половины XIX века, особенно писавшим на исторические темы. Но то были, как правило, не намеренные ошибки. Это полностью относится к П.П.Свиньину.

(П.П. Свиньин был знаком с А.С. Грибоедовым, И.А. Крыловым, А.С. Пушкиным и другими русскими писателями. Многие из них посещали литературные вечера на квартире П.П.Свиньина. Высказывались предположения, что сюжет комедии Н.В.Гоголя "Ревизор" восходит к рассказам о командировке П.П.Свиньина в Бессарабию в 1815 году).

Павел Петрович Свиньин, основатель журнала "Отечественные Записки", литератор и художник, историк, географ, коллекционер мог, исходя из сведений прежних владельцев, ошибиться в атрибуции приобретенных вещей, но он никак не был способен выдумать сам факт их наличия в своей открытой для обозрения друзей коллекции.

Для объяснения причин ошибки Свиньина в его указании автора картины «Петръ Великiй на смертномъ одре» необходимо напомнить некоторые вехи жизни этого замечательного человека.

П.П. Свиньин родился в 1787 году. Первоначальное воспитание получил в Благородном пансионе при Московском университете и уже здесь обнаружил склонность к литературе.

В "Утренней Заре", издании, где помещались произведения воспитанников Благородного пансиона, наряду с Жуковским, Родзянкой, Н. И. Тургеневым, встречается имя и Свиньина.

В 1806 году он поступил на службу в Министерство Иностранных Дел. В том же году в качестве дипломатического чиновника, совершил морское путешествие на корабле "Рафаил", который входил в состав эскадры, находившейся в то время под начальством адмирала Сенявина. Затем он был прикомандирован к нашей дипломатической миссии в Северо-Американских Соединенных Штатах, был секретарём русского генерального консула в Филадельфии (1811-1813). В 1813 году служил при Главной квартире русской армии в Германии, а в 1814 году вернулся в Россию.

В юности Свиньин слыл заядлым англоманом, но в Германии его поразил престиж только что победившей Наполеона России, и на родину, как отмечали его биографы, Павел Свиньин приехал горячим патриотом, что как нельзя соответствовало настроениям русского общества в 1820-х годах, " в период, первого увлечения национализмом", как писал А.Н Бенуа14. Поэтому свой "музеум" П.П.Свиньин назвал "Русским" и собирал для него вещи именно русских художников.

С 1818 года Свиньин начинает собирать и свой собственный "Русский Музеум", состоявший из картин, скульптурных слепков, нумизматической коллекции, собрания рукописей и т. п. Судя по "Краткой описи" его, помещенной в "Отечественных Записках" за 1829 год, а затем вышедшей и отдельным изданием, в этом "Музеуме" находились картины Шебуева, Венецианова, Воробьева, Лосенкова, Майкова, Орлова, Левитского, К. Брюллова, Кипренского, Щедрина и других.

Следовательно, если бы П.П.Свиньин, отнюдь не располагавший неограниченными средствами, намеревался приобрести какую-то не подписанную картину, он должен был иметь основания полагать, что она принадлежит кисти именно русского мастера. Но на каком же основании он приписал купленную им картину "Пётр Великий на смертном одре" русскому художнику Андрею Матвееву? Разумеется, на ней не было подписи А.Матвеева.

В этой связи возникает вопрос, что П.П.Свиньин мог знать о художнике Андрее Матвееве, какими сведениями о его жизни он мог располагать в 1829 году? Что вообще мог знать блестяще образованный для своего времени Павел Петрович Свиньин о русских художниках петровского времени?

Сейчас известно, что в то время первой и единственной заслуживающей внимание публикацией, сообщающей сведения о русских художниках, была неоднократно упоминавшаяся нами статья Ивана Акимовича Акимова в "Северном вестнике" за март 1804 года. (Тогда "Северный вестник" читали все образованные люди в Петербурге и Москве).

Там речь шла только о живописцах Андрее Матвееве15 и Иване Никитине16. Высоко отзываясь о творчестве Матвеева, автор приводил скупые сведения из его биографии, почерпнутые, как он указал, непосредственно от сына художника, ещё здравствовавшего тогда Василия Андреевича Матвеева:

"Известие сие сообщено от сына его Василья Андреевича Матвеева, бывшаго Обер-Секретарем Правительствующаго Сената и Живущаго теперь в С.П.бурге".17

Теперь вернёмся к странной оплошности в цитированном выше сообщении П.П.Свиньина о картинах А.Матвеева в его "музеуме". И.А. Акимов в "Северном вестнике" сообщает дату возвращения молодого Андрея Матвеева в Россию после обучения в Голландии: Матвеев " на 15 году отправлен был в чужие краи; возвратился в Россию в 1732 году, то есть, через 12 лет, во время уже царствования императрицы Анны Иоанновны".

Сейчас мы знаем, что престарелый сын художника был очень не твёрд в датах, и указанный им Акимову год возвращения Андрея Матвеева - 1732 - грубая ошибка. Но П.П.Свиньин этого не знал.

Зато он хорошо знал год смерти Петра I -1725-й. Как же он, уже опытный исследователь, мог приписать Андрею Матвееву авторство приобретенной им в свою драгоценную коллекцию картину "Пётр Великий на смертном одре"?

Но может быть ошибка П.П.Свиньина объясняется каким-то недоразумением чисто технического порядка? И он приобретал работу другого, но непременно русского художника?

Легко показать, что в таком случае этим художником мог быть только Иван Никитин. В январе 1725 года к писанию усопшего великого императора мог быть допущен, разумеется, только узкий круг художников. Прежде всего, это придворный художник - "гофмалер" Иоганн Готфрид Таннауер. Его сухая, "документальная" работа "Портрет Петра I на смертном одре" 1725 года находится в Эрмитаже. Могли быть допущены ещё два иноземца - Дж.-Б. Тарсиа и Луи Каравакк.

И, конечно, второй гофмалер, любимец Петра Великого, неоднократно писавший с натуры его портреты - "персонных дел мастер" Иван Никитин, единственный тогда при дворе русский портретист.

Как известно, картина Ивана Никитина "Пётр I на смертном одре" действительно существует, это едва ли не лучшая из его работ. Он написал её по приглашению траурной комиссии, председателем которой был Брюс. Но эта вещь никак не могла оказаться в коллекции П.П.Свиньина ни в 1818, ни в 1829 году, ни даже позже, поскольку не покидала, как помним, стен Академии художеств. Так какая же картина с названием "Петр Великий на смертном одре" была в музеуме П.П.Свиньина? И почему он сделал такую странную, невозможную ошибку, почему игнорировал очевидный анахронизм, приписав работу Андрею Матвееву? 

Яндекс.Метрика
В.П. Головков © 2014