Живописец Иван Никитин
Сайт историка искусства
Головкова Владимира Павловича
ДОКУМЕНТЫ
ИЛЛЮСТРАЦИИ
КОНТАКТЫ

4. История традиции в атрибуции доски «Венера и Амур» (с. 164-165)

Не трудно проследить, как складывалась эта традиция. Картину "Венера и Амур" упоминает П.Н Петров в своей работе 1883 года "Русские живописцы - пенсионеры Петра Великого" - первом серьёзном исследовании творчества А.Матвеева и И.Никитина. Там именно он и указал первоисточник - "Русский музеум" П.П.Свиньина 1829 года.

П.Н.Петров принимает версию П.П.Свиньина об авторстве Матвеева картины "Венера и Амур". Он мотивирует свою позицию так: поскольку "сюжет ея вполне соответствует направлению и вкусу фан-Схора и мог быть трактован Матвеевым еще в то время, когда он занимался в мастерской этого живописца"24.

Но здесь исследователь ошибался. Матвеев не занимался у ван Схора. Сегодня достоверно известно, что в Амстердаме в 1717-1723 гг. он учился у Арнольда Боонена, а с декабря 1723 года до отъезда в Россию - в антверпенской Академии художества у малоизвестного Спервера25.

Напротив, указанное П.П.Свиньиным авторство А.Матвеева картины "Петр Великий на смертном одре" П.Н.Петров осторожно отклоняет. В качестве аргумента он не упоминает несоответствие дат, хотя именно П.Н.Петров первым правильно определил время возвращения А.Матвеева на родину - 1727 год. Он приводит следующее любопытное соображение: "Петр Великий на смертном одре" едва ли мог придти в голову Матвееву при тогдашнем направлении общественного вкуса"26.

П.Н.Петров знает о существовании портрета Петра I "в усопшем виде", он первым указал на принадлежность этой картины Ивану Никитину. В первом печатном каталоге академического музея "Памятник искусств" 1848 года "Усопший Пётр", напомним, представлен как работа И.Г.Таннауера27. Впервые и окончательно имя Ивана Никитина как автора картины появляется в каталоге выставки портретов исторических лиц 1870 года. Составитель каталога - П.Н Петров. В названной выше работе 1883 года, обозревая произведения Никитина, он замечает: "....из портретов, сохраняемых в Петровской галерее Императорского Эрмитажа, сверх портрета Петра I "в усопшем виде" мы считаем принадлежащими кисти этого художника...").28

Что же имел в виду исследователь, упомянув "тогдашнее направление общественных вкусов"? Очевидно, он исключает для себя возможность присутствия А.Матвеева у ложа покойного. Писать же великого императора "в усопшем виде" спустя несколько лет после похорон не соответствовало бы направлениям общественного вкуса и в более поздние времена.

Удивительно то, что такой талантливый исследователь творчества А.Матвеева и И.Никитина, как П.Н.Петров, рассматривал их биографии совершенно изолировано, не подумал об их возможном взаимодействии и остановился буквально в шаге от предположения, что портрет усопшего Петра в "матвеевском списке" П.П.Свиньина есть работа копийная.

Яндекс.Метрика
В.П. Головков © 2014