Живописец Иван Никитин
Сайт историка искусства
Головкова Владимира Павловича
ДОКУМЕНТЫ
ИЛЛЮСТРАЦИИ
КОНТАКТЫ

6. Последствия скандала (с. 215)

Что касается четы Никитиных, то обнаружение (вскоре после переезда семьи в Москву) связи любвеобильной Марии Маменс с очередным влиятельным при дворе красавцем - Рейнгольдом Левенвольде - должно было сделать тягостным для И.Никитина дальнейшее проживание в доме её сестры Анны Юшковой. Покупка собственного дома в Москве "в приходе у Ильи Пророка" в марте 1731 года, однако, не разрядила обстановку в семье. Как писал П.Н.Петров, Мария "не думает склониться до просьбы о прощении", напротив, "она стала даже во враждебные отношения к супругу".26 Последовало удаление Марии в монастырь под именем монахини Маргариты.27 Развод должен был произойти во второй половине 1731 года.

С.О.Андросовым высказывалось предположение, что именно семейство Маменс сыграло роковую роль в аресте Никитина в августе 1732 года по обвинению в недоношении о читанной художником в ноябре 1730 года крамольной тетради "росстриги Осипа". (Арест братьев Никитиных произошёл, как помним, в рамках большого "дела Родышевского", связанного с внутрицерковными спорами и нападками на Ф.Прокоповича.)

В течение пятилетнего одиночного заключения в Петропавловской крепости Иван Никитин охотно отвечал на вопросы, но ничего интересного для следствия не показал.28 Об этом свидетельствуют листы допросных протоколов, к которым он, первый русский художник Нового времени, Иван Никитин, " под жестоким истязанием руку приложил..". Так он подписал допросные листы.

Быть может, не по своей воле, а по приказу раздосадованной императрицы Мария Маменс обрела монашеское одеяние. Императрица могла вспомнить эту историю через пять лет, когда в 1737 году ей представили проект приговора Ивану Никитину . Исследователи в разное время выдвигали различные предположения о причинах особо жестокого дополнительного наказания именно Ивану Никитину - битье кнутом - при меньшей вине, чем у брата Романа. Высказывались подозрения о происках А.И.Ушакова и даже самого вице-канцлера А.И. Остермана. Но этим хладнокровным и практичным господам художник Иван Никитин должен был представляться совсем незначительной фигурой.

Так что не исключено, что суровость позорного наказания Ивану Никитину и предопределённость его дальнейшей трагической судьбы - как и последующее забвение на долгие годы имени художника - явились следствием мимолётного воспоминания мстительной и злопамятной императрицы. Когда А.И.Ушаков ей зачитал проект приговора по делу Родышевского, она вполне могла обронить: "вот этому кнута добавить ". Вряд ли она могла забыть неприятную историю, поскольку монахиня Мария (Маргарита) "Маменша" и её сестра Анна Юшкова всё ещё были при дворе.

К копии об утверждении приговора была сделана приписка: "Вышепомянутому Ивану Никитину наказание плетми учинено".29

Яндекс.Метрика
В.П. Головков © 2014