Живописец Иван Никитин
Сайт историка искусства
Головкова Владимира Павловича
ДОКУМЕНТЫ
ИЛЛЮСТРАЦИИ
КОНТАКТЫ

11. Генерал-майор У.А.Сенявин (с. 251-255)

Начальник Канцелярии от строений Ульян Акимович Сенявин был ключевой фигурой в деле А.Матвеева 1730-1731 годов, т.е. тем единственным чиновником, кто мог принимать и принимал определяющие решения в связи с претензией А.Матвеева на место живописного мастера Канцелярии - руководителя её живописной команды. Поэтому следует присмотреться к фигуре этого человека.

Трудно переоценить организующую роль У.А.Сенявина в возведении города на берегах Невы. В первой трети XVIII столетия Канцелярия от строений являлась ведущей организацией Санкт-Петербурга, руководившей всеми строительными работами по возведению государственных и частных зданий и сооружений (мостов, набережных) не только в столице, но и в ее пригородах.85

Сенявины - дворянский род, происходящий, по семейному преданию, от Алехны Сенявина, герба Сренява, выехавшего из Польши в Россию в начале XVI века. Ульян Сенявин начал службу в Потешном Преображенском полку Петра I, затем стал бомбардиром - солдатом особой роты Преображенского полка.

В 1697 году он ездил в составе свиты второго посла с Великим посольством в Европу в 1703-1704 годах. После взятия Шлиссельбурга Ульян Сенявин был назначен в нём начальником «городового строения». С закладкой 16 мая 1703 года крепости Санкт-Петербург, он был переведён сюда из Шлиссельбурга и возглавил организованную Канцелярию городовых дел.86

В октябре 1714 года по доносу писаря из канцелярии Сенявин был взят под стражу и помещён в один из казематов Петропавловской крепости. В 1715 г. была учреждена должность начальника Канцелярии - обер-комиссара, им стал князь А. М. Черкасский. Донос писаря оказался ложным, после разбирательства Ульян Сенявин был освобождён и возвращен в Канцелярию заместителем князя Черкасского. С отъездом Черкасского в 1720 году в Сибирь на должность губернатора Сенявин вновь стал руководителем Канцелярии.87

На Ульяна Сенявина возлагалось Петром I не только строительство Санкт-Петербурга, но и возведение укреплений и постройка кораблей на ближних и дальних верфях, он так же был и ответственным за снабжение Балтийского флота. Царь предоставил Ульяну Сенявину самые широкие полномочия: «что хочешь делай, но только побыстрее». Под началом Сенявина отстраивался не только Санкт-Петербург, но и Кронштадт.

Петр I по достоинству оценивал его деловые качества, практическую сметку и хватку, чёткость и конкретность мысли, а главное, эффективность работы, его умение достигать конечных результатов. Это был человек, для которого державный и даже простой деловой интерес превалировали над личным. Ему, как и своему кабинет-секретарю А.В.Макарову, Петр I полностью доверял. В деле с писарским доносом он имел случай убедиться в личной честности и немздоимливости этого человека. У.А.Сенявина нельзя было подкупить, - разве что тонкой лестью.

Вместе с тем это был, разумеется, чиновник своего времени, старавшийся ориентироваться на идущие сверху сигналы, генерал-служака, близкий к губернатору Петербурга А.Д.Меншикову.88 Об этом со сей очевидностью свидетельствует упоминавшийся "Журнал Меншикова".89

Однако, для адекватной интерпретации переменчивой позиции Сенявина в ходе аттестационного дела Матвеева простого набора его биографических данных совершенно недостаточно. Необходимо иметь возможно полное представление о его характере.

Такой возможностью мы располагаем. 13 мая 1732 года, тяжело заболев и готовясь к смерти, Ульян Акимович Сенявин составил Духовную. Документ сохранился. Именно он - наряду с фактами биографии - позволил нам составить суждение о личных качествах генерала. 89 Текст, продиктованный православным человеком в момент, когда он готовится предстать перед Богом, может многое поведать об его истинном характере.

Духовная начинается словами:

"Лета тысяча семьсот тридесят второго мая в третинадесят день во Имя Отца и Сына и Святаго Духа я раб Божий генерал-майор Ульян Акимов сын Сенявин пишу Сию духовную в целом своем уме и разуме."

"Тело мое погребети брату моему родному вице-адмиралу и ковалеру Науму Якимовичу Сенявину да жене моей Авдотье Алексеевне .. где Господь Бог приведет".

Далее в тексте Духовной назначаются душеприказчики, все того же класса в Табели о рангах, что и У.А.Сенявин. Затем следует указание лиц, которым доверяется: "душу мою грешную поминать брату моему и жене моей и на сороковустие по церквам рыдать".

Только потом речь идёт о мирском, о нажитом. Даются соответствующие распоряжения.

За два десятилетия руководства строительством в Петербурге через руки У.А.Сенявина прошли огромные деньги, которыми он распоряжался единолично. Обогатился ли он по примеру своего начальника А.Д.Меншикова? Завещатель описывает "недвижимое мое имение". Оно "имеется за мною... в шлютельбургском в новгородцком и ладожском уезде".

В те годы жаловать за службу "имения" на новых необжитых землях было делом обычным. А где скопленные завещателем деньги?

Все имения, увы, "ныне в закладе для росплаты долгов моих и те долги уплатил я при жизни моей семь тысяч пятьсот рублей," тут завещать нечего.

(Сумма уплаченных долгов - несколько годовых окладов генерала.)

Зато есть "двор мой каменный на Преображенском острову на реке Неве.. со всяким строением". Это хозяйство - "брату моему Науму Акимовичу в вечное владение". Но с условием: "А ему за то заплатить достальные на мне долги". Платить придётся именно Науму Сенявину: "понеже у меня денег не имеется". Жене же своей завещатель предписывает " вышепоказанных долгов .... не платить". Всего долгов на 1716 рублей 50 коп. Генерал в денежных подсчётах памятлив и педантично скрупулёзен.

Кому же к концу жизни остался должен генерал-труженик Ульян Акимович?

"Купецким людям" Н.Степанову (500 р.) и Д.Полунину (500 р.). Да "тверятину купецкому человеку Козьме Ворошилову "(171 р. 50 коп.).

Это, вероятно, поставщики, что вполне естественно. Но оказывается, генерал-майор должен и "баталиону от строений каптенармусу " Осипу Савину сыну Волкову - 100 руб. И ещё "ладожского полку солдату" Ивану Семенову сыну Овцину (50 р.) . И писарю Алексею Волкову (100 р.).

Вот таких людей не забыл У.А.Сенявин в своей Духовной. Это не карточные долги. Эти люди - из вверенного ему ведомства. Разумеется, генерал не брал бы в долг 100 рублей у солдата Ладожского полка. Эти круглые суммы, конечно, не что иное, как не выплаченное жалование, т.е. долги государственные.

Естественно предположить, что огромные долги генерала на общую сумму в 7671 руб. 50 коп. образовались в 1728 - 1730  годах, когда он боролся за выживание города, в том числе собственными средствами, даже залезая в долги под заклад имения.

Есть ещё у генерала кое-какая недвижимость. Каменный дом в Москве и дача "на реке Тосно". Их он завещает второму брату, контр-адмиралу Ивану Акимовичу и племяннику Николаю, сыну третьего своего брата Фёдора.

Важно отметить, что упоминая свою недвижимость, завещатель указывает её происхождение, подтверждая тем самым законность приобретения.

У генерала был ещё один племянник, второй сын контор-адмирала И.А.Сенявина, которого он так же счёл необходимым коротко помянуть в Духовной: "А племяннику моему морского флота подпорутчику Ивану Иванову сыну Сенявину ничего не определил за непочтением ево ко мне." Вот где проявился прямой, самолюбивый и крутой нрав генерала.

Духовная генерала не оставляет сомнения, что он вёл строгую жизнь. Бездетный, любил жену Авдотью Алексеевну.

Лишь однажды дрогнула душа этого сурового и памятливого человека. Своей жене Авдотье Алексеевне "за верное ее ко мне любление" оставил он "двор деревянный на Петербургском острову со всем строением да на Черной речке место с садом и движимое мое имение все что имеется ... на пржиток и на поминовение души моей."

Оставляет он Авдотье Алексеевне имущество не только "за верное ее любление", но и потому, что он "издержал на свои нужды приданые ее денег три тысячи рублев."

Наконец, не забыл У.А.Сенявин и своего духовного отца, которому за скудостью наличных средств оставляет на поминовение своей души 50 руб. и лошадь.

(Парализованный У.А.Сенявин прожил ещё 8 лет).

Как видим, У.А.Сенявин был чист на руку, прям, деловит, предан делу до самопожертвований. Такому человеку не предложишь подношение для обретения нужного решения дела.

Он, конечно, знает счёт деньгам, особенно казённым. Он практичен, строг, но справедлив, воздаёт по предъявленным делам и доказанным заслугам. Он властен, упрям, крут, самолюбив и даже злопамятен. Его подчинённым, таким, как А.Матвеев, следовало быть с ним достаточно осторожными. Он человек доброй православной морали. Вместе с тем ни язык, ни стиль выражений в тексте, ни факты его биографии не свидетельствуют о том, что он получил надлежащее образование. И уж представаляется совсем невероятным, что он разбирался в изящных искусствах.

Вот такой начальник решал судьбу А.Матвеева в 1730 году.

Но нам важно представлять себе не только характеристики этой личности. Необходимо понять базовые принципы и стиль его многолетнего руководства таким большим, сложным, многопрофильным органом управления, как Канцелярия от строений. Только с учётом этого можно пытаться понять логику принимавшихся им решений в деле А.Матвеева.

Яндекс.Метрика
В.П. Головков © 2014