Живописец Иван Никитин
Сайт историка искусства
Головкова Владимира Павловича
ДОКУМЕНТЫ
ИЛЛЮСТРАЦИИ
КОНТАКТЫ

12. Регламенты и прецеденты (с. 255-258)

Канцелярия от строений была одним из подразделений принципиально новой системы государственного управления, созданной Петром I.

Царь на ходу разрабатывал и постепенно властно внедрял системные принципы руководства казёнными органами. Поскольку император был вполне удовлетворён работой многолетнего главы Канцелярии от строений, можно не сомневаться в том, что У.А.Сенявин неукоснительно придерживался в своей повседневной работе упомянутых петровских базовых принципов.

Они историкам хорошо известны. Их краткий обзор поможет понять мотивы решений и процедуры действий Канцелярии в "аттестационном" деле А.Матвеева 1730 - 1731 годов.90

Отличительной чертой петровских реформ от всех предшествующих и последующих был их всеохватывающий и взрывной характер, меняющий сам образ жизни народа, всех его сторон. Главные из реформ - военная, органов власти и управления, сословного устройства, податная, церковная, а также в области культуры и быта.

Только детальной регламентацией функционирования новых госорганов, прописью конкретной процедуры принятия решений и процесса их реализации, можно было обуздать расхлябанность и мздоимство чиновников на всех уровнях. Иерархические уровни были чётко субординированы (Табель о рангах). Предписанные Регламентом процедуры должны были неукоснительно исполняться. За нарушения регламента - не палка или узилище, а драконовские штрафы. Для выявления нарушений существовали прокуроры и фискалы.91

Петр I полагал, что осуществить грандиозный, глубочайший модернизационный прорыв в той России, к тому же в условиях многолетней тяжелейшей войны с первоклассной европейской военной державой, можно только создав эффективную машину управления под надзором монарха - абсолютного верховного законодателя и контролёра. Она должна слаженно функционировать даже во время войны, причём и в периоды продолжительного отсутствия главы государства.

За образец её построения был взят успешный, по мнению Петра I, прецедент - шведская модель. Её он, стратег, несомненно, изучал внимательнейшим образом. Нетрудно понять, почему именно эта модель была признана Петром не только успешной, но и наиболее подходящей к российским реалиям. Действительно, шведская государственная модель обеспечивала стабильное функционирование этого воюющего государства и в отсутствие в столице монарха.

Из своих преобразований Пётр I считал главным реформу всех звеньев государственного управления, поскольку без чёткого их функционирования любое его начинание было бы обречено.

В этой области он действовал в соответствии с ясной стратегической концепцией: создать всеобъемлющее письменное законодательство и идеальную структуру бюрократических учреждений, через которую реализуется закон. Он считал, что все трудности государства имеют причиной "небрежение законами" и плохой "порядок" в организации государственной машины управления. Создаваемое им законодательство отличалось всеохватывающей регламентацией в том числе и частной жизни подданных. Пётр I насаждал Регламентацию для того, чтобы быстро сцементировать любой новорожденный фрагмент совершенно новой системы управления, более того, нового образа жизни в России. Кроме того, детальная законодательная фиксация процедур должна была, по мысли Петра, изначально исключить возможность чиновничьего произвола в решениях. Параллельно создавался подлинный культ административной инстанции. Необходимость этих мер Петр Великий, обладавший удивительно ясным и острым умом, понимал очень чётко. Как известно, образцом для Петра I служили воинский и адмиралтейский уставы, доказавшие на практике свою эффективность (сломили же, наконец, шведов).

Только тогда, когда сомнений в победе над Швецией не осталось, царь приступил к осуществлению созревшего плана создания идеально функционирующего государства, подобно строящейся по "регулярному " плану новой столице. Пришла пора перейти от чисто насильственных методов управления военного времени к созданию стабильной бюрократической системы управления.

Но времени на глубокое продумывание многочисленных и разнообразных Регламентов не хватало. А ведь до их принятия ещё надо проверить на практике эффективность умозрительных конструкций, убедиться в достижимости практического результата и его устойчивости. Поэтому основанием для принятия нового Регламента часто служил успешный Прецедент, отмеченный при сходных или близких условиях.

Царь не был прожектёром. Обладая рациональным мышлением, признавая исключительно реальную практическую пользу от любого действия, он обычно использовал метод тиражирования "успешного прецедента", закрепляя процедуру его достижения в соответствующем Регламенте. Если при каких-то вновь возникших обстоятельствах необходимо было предпринимать некие действия, а письменный регламент отсутствовал, то процедура копировала шаблон реализованного ранее успешного прецедента. В том примером служил сам Пётр I, часто лично создавая "прецеденты", - от вопросов кораблестроения до зубодёрной практики - "делай, как я". 92

Иерархическую систему регламентов, воздвигнутую Петром I, венчал уникальный документ, регламент регламентов - Генеральный регламент (1719-1724). Он устанавливал общие принципы деятельности любого из государственных учреждений.

В свою очередь каждое из них имело собственный детальный регламент в соответствии со своей спецификой.93 Этот коллежский регламент включал и "должность", где были определены функции каждого чиновника.

Пётр I создал "прецедент", лично составив регламент Адмиралтейской коллегии 1722 года, включавший 56 должностей с чёткими предписаниями обязанностей, от президента до профоса, который "должен смотреть, чтоб в Адмиралтействе никто, кроме определенных мест не испражнялся. А ежели кто мимо указанных мест.., того бить кошками и велеть вычистить".94

Инструкциям, определяющим работу учреждений, придавались значение и сила воинских уставов. Более того, указом царя от 10 апреля 1716 года Воинский Устав прямо предписывался в качестве образца всем начальникам учреждений, в том числе гражданских ("правителям земским").95

Такой подход к работе госучреждений предполагал и соответствующую внутриведомственную дисциплину.

В феврале 1723 года Петр I распорядился за прогул у штатских вычитывать, как у военных. Царь прямо указывал в специальной "Экспликации" , что государству, как и армии, "может быть конечное падение", если начальник "лакомства ради погрешит", или из-за "похлебства", т.е. отсутствия исполнительской дисциплины и прочей расхлябанности. Ни до, ни после Петра не было столько указов о смертной казни за должностные преступления, за "презрение должности своей".

Все вышеназванные принципы функционирования госучреждения, несомненно, блюлись бессменным начальником Канцелярии от строений У.А.Сенявиным и после кончины Петра I.

Своим личным участием царь создал прецедент проведения "освидетельствования" вернувшихся на родину молодых пенсионеров. Когда в августе 1727 года А.Д.Меншиков распорядился об экзамене "выехавших из Амстердама российских учеников архитектурного дела Ивана Мордвинова, Ивана Коробова и живописца Андрея Матвеева", он просто следовал уже установишейся практике.

Первое свидетельствование пенсионера-художника провёл живописный мастер Канцелярии от строений марселец Луи Каравакк ещё при жизни Петра I, в 1724 году, экзаменуя вернувшегося из Италии Михаила Захарова. (А вот Иван Никитин "выпал из регламента", он по возвращении из Италии не был направлен на обязательный экзамен, например, к Таннауеру. Вероятно, потому, что не числился в пенсионерстве "учеником").

А.Д.Меншиков поручил "свидетельствовать" Андрея Матвеева тому же Л.Каравакку, который провёл экзамен вернувшегося живописца по зафиксированной им в документе Канцелярии от строений методике, создав тем самым общий прецедент такой процедуры.

Когда через несколько лет, 15 января 1730 года, Андрей Матвеев, ставший к тому времени живописным "замастера" Канцелярии от строений, поставил вопрос перед её начальником генерал-майором У.А.Сенявиным о производстве уже в звание "живописного мастера", последний не располагал соответствующим регламентом или прецедентом. Он привёл в действие аналогичную процедуру, установленную для производства в мастера из подмастерьев адмиралтейским регламентом, документально зафиксировав и обосновав это своё решение. Оно было для генерала, многие годы проработавшего рядом с Петром I, шаблонным.

Неукоснительное следование регламенту или, в случае его отсутствия, руководство одобренным прецедентом, стали в последние годы жизни Петра I естественным стилем деятельности руководителей структурных элементов государственной машины управления.

Как мы увидим в дальнейшем, описанный характер мышления и логика действий высоких по положению государственных чиновников окажется принципиально важным для понимания интересующих нас событий вокруг Андрея Матвеева и Ивана Никитина в 1727 - 1731 годах.

Яндекс.Метрика
В.П. Головков © 2014