Живописец Иван Никитин
Сайт историка искусства
Головкова Владимира Павловича
ДОКУМЕНТЫ
ИЛЛЮСТРАЦИИ
КОНТАКТЫ

21. "Материальный" аргумент (с. 291-294)

Приведенные выше доводы опираются на логику, "реперные" документы, представление о среде, в которой развивались события, столь скудно отражённые в сохранившихся текстах, на постижение подлинного смысла их содержания.

К этому можно добавить и аргумент более "материальный". Помимо архивных документальных данных, мы располагаем очевидным и достоверным "вещественным" фактом. Он заключается в самом существовании в ГРМ доски Андрея Матвеева "Венера и Амур", копийной с обнаруженного холста "Венера, раненная стрелой Амура".

Обратимся к рентгенограмме доски А.Матвеева " Венера и Амур" в ГРМ. В Главе 1 нашей работы мы высказали предварительное предположение, что видимые на этой рентгенограмме авторские пробы - "пентименти" могут быть следствием плохой предварительной зачистки уже использовавшейся ранее доски. Но это означает допущение о весьма маловероятном случайном совпадении, ведь "пятно" правки, видимое только на рентгенограмме, "лежит" точно в ладони Амура. Оно ограничено достаточно чётко просматриваемым контуром, т.е. изображает предмет определённой геометрической формы.

Гораздо вероятнее допустить, что А.Матвеев действительно написал некий предмет именно в его правой руке, замещённый стрелой на ныне видимом изображении. Но, как мы уже упоминали, ни один известный вариант античных легенд, в которых фигурируют эти два персонажа, не предполагает какого-либо иного предмета в руке, нежели стрелу. В мировой живописи нет иных идентифицирующих этот персонаж предметов, кроме крыльев, стрелы и колчана. Значит, была какая-то специальная причина, заставившая А.Матвеева сначала написать неуместный в сюжете предмет, а потом заменить его на очевидную стрелу, видимую сегодня на доске в ГРМ.

С другой стороны, убрав стрелу, и превратив тем самым сюжет в "евангельский", автор оставляет руку крылатого персонажа в бессмысленном жесте. Поэтому нужно было либо переписывать руку (что, как свидетельствует портрет И.А.Голицына работы А.Матвеева, для него не просто: на том холсте, напомним, "латы никак не вяжутся с узкими плечами; правая рука слишком тонка и выглядит как бы обрубленной" 190), либо поместить в ладонь ангела какой-то предмет.

Рис. 38 Рентгенограмма доски в ГРМ
Рис. 38 Рентгенограмма доски в ГРМ

Какой же? На рентгенограмме виден процесс поисков художника (Рис. 38). Имеются следы двух предметов в правой руке ангела. Один имеет почти прямоугольную форму, ось которого параллельна видимому сегодня изображению стрелы. Этот вариант не удовлетворил автора, поскольку явно не завершен. Иное дело второй предмет чёткой квазицилиндрической формы с вертикальной осью, основание которой покоится на ладони ангела. 191

Конечно, трудно проследить ход мысли художника на основании рентгенограммы. Однако, тот принципиальный факт, что А.Матвеев пытался вместо стрелы вписать в ладонь крылатого персонажа некий предмет, не вызывает сомнения. А изъятие стрелы однозначно устраняет идентификацию фигуры как античного бога любви.

Исходя из рентгенограммы, о конкретной форме предмета в руке можно высказывать только более или менее правдоподобные суждения.

Авторы монографии, не сомневаясь в том, что имела место попытка художника вложить нечто в ладонь мальчика, предполагают, что это, "по-видимому, был некий стеклянный или металлический предмет (типа кубка с крышкой), который он протягивал Венере". 192

Нам представляется гораздо ближе к истине иное предположение о предмете, чем бессмысленный и неуместный "кубок с крышкой". Поскольку крылатая фигура ангела не нуждалась в идентификации, имело бы смысл выбрать в качестве предмета, помещённого между ангелом и Мадонной, некую вещь, обычно принятую в европейской живописи как символ девы Марии.

Как известно, таким предметом в мировой живописи являются цветы лилии - символ непорочности. Либо, если, кроме мадонны, изображён ангел, между обеими фигурами может находиться какой-то ярко выраженный разделительный элемент, например, ветка с цветами лилии или ваза с высоким побегом лилии (в таком случае стебель или ваза часто становятся центральной точкой картины как символ девственности).193

Всё это вполне мог знать А.Матвеев, одиннадцать лет обучавшийся в Антверпене и Амстердаме. Например, во Фландрии он мог видеть картину фламандца Михеля ван Кокси (1499-1592) "Благовещение", на которой присутствует стеклянная ваза со стеблями лилии. Разделяет ваза с высокими побегами лилии богоматерь и ангела и на знаменитой картине "Благовещение" (алтарь трех волхвов, левая створка) голландца Рогира ван дер Вейдена (1400 - 1464).194

На рентгенограмме доски видно (рис. 36) , что верхний обод тела "кубка" выступает над нижним круглым ободом куполообразной крышки с "шишечкой": крышка "утоплена" в теле "кубка". Поэтому можно предположить, что А.Матвеев желал изобразить не какой-то неуместный (что в античном, что в евангельском сюжете) "кубок", а вазу с традиционно выступающим куполом - горкой земли, а "шишечка" есть непокрытая листьями часть стволика побега лилии. Лиственная часть растения могла просто не проявиться на рентгеновском снимке, поскольку "след" элемента живописи на рентгенограмме зависит от типа использованного художественного материала.195

Не исключено, впрочем, что ограниченный во времени А.Матвеев оставил подобные попытки, смирившись с незавершенностью жеста правой руки ангела. Действительно, вряд ли экзаменаторы архитекторы Д.Трезини и М.Г.Земцов были тонкими знатоками живописи, не говоря уже о малосведущем библиотекаре И.-Д.Шумахере. Кроме того, существенное отступление копии от оригинала не должно было бы понравиться его автору.

Т.В.Ильина и С.В.Римская-Корсакова в своей фундаментальной монографии "Андрей Матвеев" отметили феномен столь странной для данного сюжета "авторской переписки", видимый на рентгенограмме доски, но воздержались от его обсуждения. Взвесив все возможные, на наш взгляд, альтернативы, мы не нашли сколько-нибудь разумного объяснения феномену на рентгенограмме доски в ГРМ, - кроме вышеприведенного.

Яндекс.Метрика
В.П. Головков © 2014