Живописец Иван Никитин
Сайт историка искусства
Головкова Владимира Павловича
ДОКУМЕНТЫ
ИЛЛЮСТРАЦИИ
КОНТАКТЫ

5. Б.-К.Миних (с. 223-225)

Отступим во времени к хронике осени 1727 года, к событиям после свержения в сентябре того года А.Д.Меншикова, которое блестяще организовал всё тот же А.И.Остерман.

Предвидя направление дальнейших событий, он начал противодействовать "старомосковской" знати, Долгоруковым и Голицыным, ещё в Петербурге, до отъезда двора в Москву в январе 1728 года на коронацию юного императора.

Отбытие двора должно было состояться уже в ноябре, так что у Остермана практически не было времени для контр-манёвров. Тут ему на помощь пришла сама природа. Состояние путей сообщения в те времена было таким, что большие переезды, как мы уже упоминали, были возможны лишь санными поездами.

Б.-Х.Миних много позже вспоминал в своих мемуарах: "Коронование императора должно было состояться в Москве в 1728 году, все готовилось, чтобы отправиться туда в ноябре 1727 года, но снег выпал только 9 января 1728 года, и в тот же день император выехал из Петербурга».

Мелкая сошка могла отправиться в путешествие и раньше, в распутицу. Живописец Канцелярии от строений иноземец Л.Каравакк с подмастерьями и учениками выехали на подводах ещё в декабре. 13

А.И.Остерман воспользовался возникшей отсрочкой для противодействия влиянию Долгоруковых путём внедрения в высшие придворные круги такой сильной фигуры, как Б-К.Миних.

Именно А.И.Остерман, как видно из "Записок" сына Б.-К. Миниха Эрнста, в тот период всячески способствовал выдвижению Бурхарт-Кристофора Миниха.

"Отец мой находился в ту пору при Ладожском канале. Барон Остерман был тогда знаменитейший муж в империи и друг отца моего. Сей получил неукоснительно обще с известием о падении князя Меншикова повеление приехать в Санкт-Петербург".

Именно Остерман обеспечил в 1727 году новый карьерный взлёт этого военного инженера, строителя Ладожского канала, сменившего своего недоброжелателя, светлейшего князя А.Д.Меншикова, на посту губернатора Петербурга.

О стойком ревнивом недоброжелательстве А.Д.Меншикова к Б.-К.Миниху непременно упоминают историки, вероятно, вслед за самим Б.-К.Минихом, который вспоминал: "Он воспротивился завершению строительства Ладожского канала и другого, в устье Невы, который Петр Великий велел мне построить". Действительно, такое решение оставляло иностранца Миниха не у дел.

Скорее всего, именно теневой "кукловод" А.И.Остерман был инициатором следующего шага – упоминавшегося выше решения срочно женить фаворита Ивана Долгорукова на дочери Б.-К.Миниха.14 На завершение интриги не хватило времени, и И.А.Долгоруков уехал в Москву в недолгом качестве всего лишь жениха старшей дочери Б.-К.Миниха.

В сентябре - декабре 1727 года А.И.Остерман ещё имел максимальное влияние на юного Петра II как главный организатор падения А.Д.Меншикова.15 Осенние манёвры А.И.Остермана 1727 года имели, как известно, далеко идущие последствия.

Выдвижение Б.-К.Миниха, его губернаторство в Петербурге, конечно, отразилось и на положении в городе в те годы и, в частности, на жизни живописцев Ивана Никитина и Андрея Матвеева.

В 1728 - 1729 годах в связке Остерман - Миних последний должен был "держать" покинутый Петербург. В 1729 году эти люди продолжали терять влияние на императора Петра II. Фигура Миниха тускнела при московском дворе по мере провинциализации города на Неве.

Проиграв к концу 1728 года битву за возвращение столицы в Петербург, А.И.Остерман сосредоточился на текущих делах госуправления и внешней политики России. В окружении Петра II он, однако, продолжал потихоньку сопротивляться Долгоруковым, и не без успеха. Так, молодой император неоднократно обещал А.И. Остерману возобновить учебу.16 Он даже как будто стал тяготиться обществом Долгоруковых и проявлять некоторый интерес к делам государства.

Но к концу 1729 года надежды Остермана и Миниха на возвращение столицы в Петербург, стали совсем призрачными: Долгоруковым в ноябре 1729 года удалось-таки заставить царя обручиться с княжной Екатериной Долгоруковой.

Время А.И.Остермана пришло в ночь с 18 на 19 января, когда умирал от оспы Пётр II, а Андрей Иванович молитвенно бдил у его ложа, стараясь не допустить к нему предприимчивых Долгоруковых.

Яндекс.Метрика
В.П. Головков © 2014