Живописец Иван Никитин
Сайт историка искусства
Головкова Владимира Павловича
ДОКУМЕНТЫ
ИЛЛЮСТРАЦИИ
КОНТАКТЫ

8. М.П.Аврамов и Андрей Матвеев (с.230-232)

М.П.Аврамов был знаком и с Андреем Матвеевым. В августе 1727 года, когда закончивший обучение молодой художник прибыл из Голландии в Петербург, там же находился не только И.Никитин, но и М.П.Аврамов. Кстати сказать, последнего тоже можно причислить к "землячеству" петровских пенсионеров. Он, как и А.Матвеев, обучался в Голландии, правда, за много лет до художника. Так что влиятельный в то время цейх-директор М.П.Аврамов, родственник А.В.Макарова, вполне мог оказать на первых порах поддержку А.Матвееву, особенно если об этом его попросил И.Никитин.

Более того, впоследствии цейх-директор наверняка непосредственно сотрудничал с А.Матвеевым. Дело в том, что М.П.Аврамов выполнял эскизы для иконостаса Петропавловского собора в 1729 году, когда А.Матвеев отвечал за общее декоративное убранство собора. Осенью того года А.Матвеев свидетельствовал иконостас, по результатам которого 17 января было приказано расплатиться с мастерами, в том числе и с М.П.Аврамовым.33

П.Н.Петров писал: "Любитель русского искусства, цейх-директор Михайло Петрович Аврамов, по-видимому, ... покровительствовал как Ивану Никитину, так и Матвееву, жившему с ним по соседству в Большой Посадской улице."34Таким образом, фигура М.П.Аврамова являлась ещё одним связующим звеном между живописцами Никитиным и Матвеевым.

С годами у М.П.Аврамова обострялся духовный кризис. С 1727 года, после воцарения Петра II, он стал публично выступать против петровских реформ, обвинял Ф. Прокоповича в еретичестве и пособничестве «нечестивым царям».35

В 1728 - 1730 -х годах он выступал за ограждение «святой Руси» от иностранцев, за возрождения чистоты православия, и его взгляды соответствовали общественным настроениям. Вполне мог их разделять и начальник Канцелярии от строений генерал У.А.Сенявин. Этот уже постаревший "птенец гнезда Петрова" был суровым, религиозным и благочестивый человеком, (как о том свидетельствует его Духовная 1732 года, к которой мы ещё вернёмся).

С воцарением в конце января 1730 года Анны Иоанновны борьба М.П.Аврамова и его единомышленников за чистоту православия приобрела на время официальный статус приоритетной государственной политики. В том же 1730 году М.П.Аврамов подготовил проект из 27 пунктов о реформе государственных и церковных дел в империи, который предназначался для представления императрице Анне Иоанновне.

Анна Иоанновна, ставшая после разрыва Кондиций "верховников" 25 февраля 1730 года полновластной самодержицей, не упускала случая подчеркнуть, что, прожив в иноверческом окружении более 10 лет, не утеряла чистоты православия и обязуется его сохранять.

4 марта 1730 года был упразднен Верховный тайный совет и восстановлен ? как и просило дворянство ? Сенат в составе 21 человека. И уже 18 марта Анна явилась в Сенат и объявила манифест о сохранении православной веры. В нём обращалось внимание Синода на исполнение им главнейшей его обязанности: наблюдения за чистотой православной христианской веры и искоренения ересей, расколов и суеверий.36

В развитие положений манифеста был предпринят ряд практических шагов. 10 мая 1730 года Синод получил указ императрицы, в котором повелевалось пополнить его состав шестью духовными лицами. 26 июля 1730 года российская императрица Анна Иоанновна подписала указ об отливке нового Царь-колокола. В том же 1730 году был подтвержден закон о принятии православия в известный срок татарскими мурзами в Казанской губернии и закон этот распространен на персиян, проживающих в пределах Русского государства; тех из них, которые не приняли православия, велено высылать из пределов России. 37

Изложенная оценка эволюции общественно - нравственного климата в 1728 - 1731 годах позволяет сделать несколько заключений, имеющих значение для дальнейших рассуждений. На основании всего сказанного мы вправе предположить, что в те годы, в той общественной атмосфере И.Никитин вряд ли охотно демонстрировал публике свою работу на «языческий» сюжет "Венера, раненная стрелой Амура", а вовсе не простодушный А.Матвеев не рискнул бы предложить на официальное освидетельствование при аттестации свою копийную картину "Венера и Амур". По крайней мере, с таким названием.

И уже совсем маловероятно, чтобы экзаменующийся на должность мастера, руководящего живописными работами в Петропавловской церкви, получил бы экзаменационное задание написать картину на мифологический сюжет. Поэтому нет ни малейшего шанса на обнаружение в архивных протоколах академии Шумахера и Канцелярии от строений прямого упоминания картины с языческим названием "Венера и Амур". Искомый её след может быть только косвенным.

Яндекс.Метрика
В.П. Головков © 2014