Живописец Иван Никитин
Сайт историка искусства
Головкова Владимира Павловича
ДОКУМЕНТЫ
ИЛЛЮСТРАЦИИ
КОНТАКТЫ

                                                                   Глава 4 (окончание)

 

Примечания к Главе 4


1. С.О. Андросов. Итальянская скульптура в собрании Петра Великого. С. 26; Н.Ю. Болотина. Граф С.Л. Владиславич-Рагузинский. С. 19.
2. О точной дате прибытия Рагузинского в Петербург судят по письму К. Крюйса к А.В. Макарову от 18 июня 1722 года: «Через три дни господин Сава Рагузинский со всею своею фамилиею прибыл сюды в добром здравье». (Шмурло Е.Ф. Сборник документов, относящихся к истории царствования Императора Петра Великаго. Юрьев, 1903, с. 206, № 245. См. также: Андросов С.О.. Итальянская скульптура в собрании Петра Великого, с. 27). Вопрос, однако, в том, каким именно путем Рагузинский прибыл в Петербург. Предположение о том, что Рагузинский с молодой женой — венецианкой Вирджинией Тревизан и дряхлой матерью-монахиней прибыл в Россию морским путем, на корабле, доставившем в Петербург в 1722 году купленные им мраморные статуи, нам не представляется вероятным. Он, прежде всего коммерсант, ехал из Италии, скорее всего, не морем, неверным кружным путем, с громоздким грузом, а налегке, через Вену, затем через Малороссию, посетив свои тамошние владения и проинспектировав свою главную контору в Нежине. Ведь в здешних местах он не был с 1716 года. А из Нежина непременно — в Москву, с отчетом к царю, уже несколько месяцев пребывавшему в первопрестольной. После отъезда Петра I в Персидский поход в начале лета 1722 года, Рагузинский отправился в Петербург, куда действительно прибыл в середине июня 1722 года. Для нас такое уточнение маршрута возвращения Рагузинского существенно. Оно означает, что в мае — начале июня 1722 года, когда гетман Скоропадский находился в Москве и должен был проживать в московской резиденции графа Рагузинского, ее хозяин, вероятно, также находился в Москве и, следовательно, мог присутствовать при создании Иваном Никитиным портрета названного гетмана (Кн. 4, с. 179–192).
3. Заказ придворного ведомства мог воспоследовать высоким отличиям, посыпавшимся на Рагузинского лишь после сенсационно успешного завершения миссии в Китае в 1728 году. Только в декабре того года Рагузинский вернулся в Москву. В то время петербургский житель Никитин уже не был на штатной службе при дворе, надолго перебравшимся в Москву. Кн. 3, с. 146–150.
4. Н.И. Павленко. Соратники Петра, с. 585.
5. Кн. 4, с. 179–191.
6. Там же, с. 177–178.
7. Там же, с. 192–213.
8. Там же, с. 175.
9. Там же, с. 219.
10. Там же, с. 217.
11. С.О. Андросов. 1998, с. 136.
12. Н.М. Молева. Иван Никитин, с. 205.
13. А.М. Лазаревский. Описание старой Малороссии: полк Нежинский. Киев: тип. Милевского, 1893. С. 15.
14. РГАДА, ф.9, оп. 3, 1718, л. 300.
15. Bulletin de l'Academie serbe des sciences. T. VII. Beograd 1951. p. 110. “S'étant établi dans ce pays, Vladislavitch s'acquiert le monopole des tabac...”.
16. История русско-французских отношений находит свое отражение в томах 13–15 капитального труда «Собрание Трактатов и Конвенций, заключенных Россией с иностранными державами», изданного Ф.-Ф. Мартенсом в 1874–1909 годах Приводимые нами исторические сведения почерпнуты в основном в текстах именно этого источника, как заслуживающего наибольшее доверие: все документы не только даны Ф.-Ф. Мартенсом в русском переводе, но и воспроизведены им на языке подлинника. Сопоставление переводов с французскими оригиналами показывает аутентичность текстов. Общей чертой каждого тома труда Ф.-Ф. Мартенса является то, что ему предпослано введение в виде исторического обзора, а многие тексты договоров снабжены компетентными комментариями. Собрание Мартенса являлось наиболее полной публикацией такого рода, многие соглашения и секретные статьи к ним были воспроизведены впервые.
17. Союз с этими тремя государствами составлял целую политическую систему, известную под названием «восточной баррьеры», barriére de l'Est.
18. В союзе с Швецией кардинал Ришелье усмотрел твердую точку опоры в борьбе против Священной Римской Империи и династии Габсбургов.
19. С октября 1705-го по октябрь 1706 года с безрезультатной миссией в Париже находился посол России в Голландии А.А. Матвеев. Людовик XIV решил не заключать с Россией никакого трактата, пока «Европа не будет умиротворена». Петр I не сменил «дружбу» англичан и голландцев, врагов этого короля, на французскую.
20. Ф. Мартенс. Собрание Трактатов и Конвенций, заключенных Россией с иностранными державами. Т. 13. С. 20 и далее.
21. Петр I заявил Кампредону: «Господь наказал бы его, если б он, из желания удовольствия другому, отделил от своей империи плоды стольких трудов, крови и денег. … Если Швеция примет единственно разумное решение, какое еще остается ей, согласившись на мир, от которого она уже десять лет отказывается, то он, царь, не станет вмешиваться в ее внутренние дела».
22. Он получил первую, после своего прибытия в Россию, депешу только в феврале 1722 года. Но она была совершенно бессодержательна и бесполезна. Видя беспомощность Кампредона, царь стал избегать встречи с ним. Он также приказал русскому посланнику Долгорукову уехать из Парижа.
23. Сборник РИО, т. 49, с. 5 и далее.
24. Вслед за подписанием союзного трактата предполагалось заключить трактат торговый, в силу которого Франция должна получить права наиболее благоприятствуемой нации. Что касается признания Францией титула императора, то оно случится при условии признания за французским королем всех прав и почетных преимуществ и лишь после подписания союзного трактата, для которого сам кардинал Дюбуа придумывал всевозможные преграды.
25. Сборник РИО, т. 52, с. 96 и далее.
26. Там же, т. 49, с. 1. Агент Лави к кардиналу Дюбуа, из Петербурга, 9 января 1722 года: «С 18 прошедшего месяца (ст.ст.) т.-е. со дня отъезда г. де Кампредона, я не получал никакого известия о прибытии его в Москву».
27. Там же, с. 97–98.
28. Там же, т. 58, с. 348–350.
29. Даты в переписке французского посла, как помним, проставлены по григорианскому календарю.
30. Сб. РИО, т. 58, с. 414–415.
31. Там же, с. 418.
32. Там же, с. 434–436.
33. Сб. РИО, т. 64, с. 320.
34. 1 октября 1723 года король Людовик XV, родившийся в 1710 году, был объявлен совершеннолетним, но власть, разумеется, продолжала оставаться в руках принца-регента Филиппа II Орлеанского, а по смерти последнего (2 декабря 1723 года) перешла к первому министру, принцу де Конде, герцогу Бурбону. Не зная об этом, Кампредон 3 декабря 1723 года адресует письмо герцогу Орлеанскому.
35. Сб. РИО, т. 58, с.198.
36. Там же, с. 201.
37. Там же, с. 251.
38. Князь Борис Иванович Куракин был послом России во Франции в 1724–1727 годах.
39. Сб. РИО, т. 58, с. 253 и далее.
40. Там же, с. 255. Приложенные к данному письму открытая и секретная части ведомости к выплате вознаграждений представлены на с. 284–285 Сборника РИО.
41. Там же, т. 52, с. 105.
42. Там же, т. 58, с. 293.
43. Частичная анонимность Маньяна в дипломатической переписке Кампредона не является недоразумением. В 1799 году в г. Buisson вышла книга известного французского писателя, путешественника и дипломата Жана-Анри Кастера «История Екатерины II, императрицы России». (Jean Henri Castéra; 1749-1838. Histoire De Catherine II, Impératrice De Russie: Avec seize Portraits ..., Том 1, Buisson, 1799). В предисловии к труду (p. ij) указано, что сведения в нем, относящиеся ко времени от Екатерины I до Елизаветы, извлечены из «любопытного» манускрипта Маньяна, опять без указания имени автора рукописи: «...est tiré d'un curieux Manuscrit de Magnan, qui, après avoir été Secrétaire de l'habile Négociateur Campredon, resta longtemps chargé des affaires de France à la Cour de Russie». А в Предисловии к современной официальной публикации консульской переписки французским национальным архивом «Correspondance des consuls de France à Saint-Pétersbourg. (1713–1792)» этот персонаж обозначен странным образом, как «Petit. Magnan, successeur de Campredon», то есть «Маленький Маньян, сменивший Кампредона».
44. Сб. РИО, т. 64, с.194.
45. Там же, с. 275.
46. Jean-Pierre Poussou. L'influence française en Russie au XVIIIe siècle.
47. «Le cas de Le Magnan, issu d'une famille provençale, mais né à Constantinopole, … est un exemple parfait des obligations qui pouvaient s'imposer lors du recrutement d'un interprète à la Bibliothèque, y compris celle de ménager la susceptibilité des responcables politiques (ici Morville protecteur de la Magnan)... ».
48. Сб. РИО, т. 64, с. 289.
49. Там же, с. 346.
50. Там же, с. 363.
51. Там же, с. 550 и 557. Де Морвиль — Маньяну, 30 января 1727 г.: «Все ваши письма, м.г., от 26 ноября до 31 прошлого месяца получены мною своевременно. Они все весьма интересны своими подробностями, и я могу лишь выразить вам свое полное удовольствие»; от 28 апреля 1727 г.: «...Затем прошу вас, по-прежнему уведомляйте меня с обычной вашей точностью обо всем, что происходит при дворе...».
52. Там же, с. 459, письмо де Морвиля — Маньяну, от 21 ноября 1726 г.
53. Там же, с. 512.
54. Там же, с. 425, письмо Маньяна — де Морвилю, от 5 октября 1726 г.
55. Там же, с. 472, письмо Маньяна — де Морвилю, от 10 декабря 1726 г.
56. Там же, с. 499, письмо Маньяна — де Морвилю, от 28 января 1727г.
57. R. Zaïmova, Ph. Henrat. Correspondance reçue du consulat de Constantinople (1668–1708). Archives nationales (France). Pierrefitte-sur-Seine 1999.
58. «Pierre Magnan, marchand français établi à Constantinople, voulait épouser “une fille de mauvaise vie”, mais l'ambassadeur ne lui a pas donné son consentement».
59. Источник данных является достаточно надежным: Eric Verkimpe — geneanet.
60. Сб. РИО, т. 49, с. 396.
61. РГАДА, ф. 9, оп. 3, 1718, л. 280 об.
62. Там же, л. 292.
63. Там же, л. 368 об.
64. РГАДА, ф. 9, оп. 4. 1720, л. 3. «Письма надворного советника Савы Рагузинского писанные из Рима и из протчих городов, да кореспондента ево Ивана Маняна подаваемые в Санкт Петербурге с разными тамошними ведомостьми и с известиями о высланных разных статуях...»; 1721, л. 67; «Письма надворного советника Графа Савы Владиславьича Рагузинского, в начале писанные в 720-м году из Вены, а потом того 721-го году писанные оттуда ж и под ними письма и со ответами о статуях лутчих венусовых и протчих. Между тем: три известия о его делах от обретающегося тогда в Санкт Петербурге Ивана Маньяна поданые, лист 864. Да разных годов щетов:....»; л. 107. 1722, л. 107. «Господина Рагузинского корешпондента Ивана Маньяна, о невзыскивании с них с привозных товаров из Венеции пошлин за приезд первой оттоль корабля на котором привезены и государевы вещи....611».
65. Сб. РИО, т. 64, с. 368.
66. Там же, с. 372.
67. Там же, т. 75, с. 276. В письме от 16 декабря 1728 года.
68. Там же, с. 306.
69. Маньян продолжает: «...если, как он говорит, со стороны Франции расположены устроить в России учреждения согласно вышеизложенному плану, то он уверен, что Россия, с своей стороны, охотно на это согласится, вследствие очевидной выгоды для царских подданных получать из Франции прямым путем товары и изделия, доставляемые в Россию англичанами и голландцами через вторые руки; но дело будет лишь в том, чтобы, для поддержки кредита подобному учреждению, заключить особую торговую конвенцию между Е. В. и Царем, на основании которой для торговли был бы открыт вполне свободный доступ подданным той и другой стороны: французам — в русские порты, а русским — во французские; так что, если Е. В. расположено в пользу подобного соглашения, он, граф Савва, обещает привлечь к этому делу Царя и даже устроить так, чтобы эта конвенция оказывала свое полное и широкое действие». Под «Царем» в тексте подразумевается подросток Петр II.
70. Сб. РИО, т. 75, с. 326.
71. Ссылка на источник: АВПРИ. Ф. Письма разных лиц на иностранных языках. Оп. 14/1. Д. 1928а. Л. 1 — 2 об.
72. Сб. РИО, т. 75, с. 347.
73. Там же, с. 385. Маньян — де Морвилю, из Москвы, от 22 сентября 1729 года: «Выйдя от графа Саввы, я зашел на минуту к его племяннику, из разговоров которого я узнал, что первоначальное намерение его дяди по отношению к нему изменилось в том смысле, что, вместо того, чтобы доставить ему командование полком на царской службе, он думал получить для него полк от императора, на основании идеи, внушенной ему самим Остерманом, который предложил хлопотать о том, чтобы доставить оному племяннику полк в Вене, как только граф Савва получит из Франции патент, которого он добивается».
74. Там же, с. 409.
75. В письме де Морвиля Маньяну в Москву от 21 июля 1729 года: «Было бы весьма важно, чтобы труды графа Саввы Владиславовича, относительно понижения тарифа 1724 года, были скорее окончены, и я сильно желаю, чтобы вам удалось получить от него копию тарифа, как только это будет возможно».
76. Сб. РИО, т. 75, с. 385.
77. Там же, с. 394, 420.
78. Н.И. Павленко. Соратники, с. 551. «Теперь мы можем внести поправку: первым государством, признавшим Россию империей, была Венеция, причем громадная заслуга в этом принадлежит умелой дипломатической деятельности Саввы Лукича Рагузинского».
79. Сб. РИО, т. 49, с 139–141.
80. Там же, с. 426. П.А. Толстой возглавил походную посольскую канцелярию царя. В то время как Петр I во главе армии двинулся на юг завоевывать западное побережье Каспийского моря, двор Екатерины, а также посольская канцелярия находились в обозе.
81. Там же, с. 554.
82. Там же, с. 42. В письме от 9 февраля 1722 года.
83. Сб. Рио, т. 52, с. 350.
84. Там же, с. 503–505.
85. Там же.
86. Там же, с. 505.
87. Там же, с. 507–525.
88. Сб. РИО, т. 58, с. 37.
89. Там же, с. 74–77.
90. Там же, с. 251. Письмо от 3 мая 1725 года.
91. Там же, с. 309. Письмо от 12 мая 1725 года.
92. Там же, с. 350–360.
93. Там же, с. 404 и далее.
94. Там же, с. 496. Но и оттуда первое время он кое-как поддерживал тайные сношения с Кампредоном, снабжая его последними новостями. И в письме от 14 августа посланник пересылает их в Версаль: «Министр этот, еще будучи в деревне, просил одного приятеля передать мне, что, по донесениям князя Куракина, во Франции тянут переговоры, тогда как король английский вступает с королями датским и прусским в соглашение против герцога Голштинского и, следовательно, против союза; что это направление ошибочное и что царица не даст провести себя таким образом».
95. Там же.
96. Там же.
97. Н.И. Павленко. Соратники, с. 426.
98. Е.В. Анисимов. Женщины на российском престоле. 2008. С. 53.
99. Сб. РИО, т. 58, с. 251.
100. Там же, с. 508. В письме к королю от 28 августа 1725 года. Толстой владел итальянским языком.
101. Там же, с. 519.
102. Там же, с. 430.
103. Там же, с. 112. В письме Кампредона к де Морвилю, от 13 апреля 1725 года.
104. Там же, с. 313. Вежливый отказ от предложения А.Д. Меншикова, объясненный православным вероисповеданием Елизаветы, содержался в письме герцога Бурбонского Кампредону от 21 мая 1725 года.
105. Там же, с. 131.
106. «А говорил с ним /Девиером/ такие слова для того, что… по указу блаженные и вечнодостойные памяти императорского величества привез царевича Алексея Петровича из чюжих краев в Росию. И когда о том деле были розыски, у тех розысков по указу его же величества был… Того ради опасался, чтоб… не припамятовано было впредь». Н.И. Павленко. Соратники, с. 434.
107. Е.В. Анисимов. Женщины..., с. 53.
108. Н.И. Павленко. Соратники, с. 435.
109. Сб. РИО, т. 64. с. 201–203.
110. Министр де Морвиль сообщил Кампредону, что было бы излишним просить императрицу о прощальной аудиенции.
111. Сб. РИО, т. 64, с. 363. В своем письме графу де Морвилю от 1 июня 1726 года новый поверенный в делах сообщил дату отъезда Кампредона: «Г-н де — Кампредон уехал вчера». Накануне тот лично представил российским министрам нового французского поверенного в делах в России. Им оказался известный нам господин Габриель (Иван) Маньян.
112. Там же, т. 58, с. 257. Письмо Кампредона к де Морвилю из Петербурга от 3 мая 1725 года.
113. Н.И. Павленко. Соратники, с. 420.
114. По григорианскому календарю. Дата видна из письма Кампредона к де Морвилю от 30 июня 1725 года. Приведенный в Сборнике РИО, источнике XIX века (т. 58, с. 413), перевод французского оригинала этого письма не точен. В нем пропущено слово «вчера», позволяющее установить как точную дату принятого решения о дипломатической миссии Рагузинского в Китай (“m. le comte Sava fut nommé hier ambassadeur à la Chine ”), так и значение, придаваемое ему Кампредоном.
115. Н.И. Павленко. Соратники, с. 558.
116. Сб. РИО, т. 64, с. 348.
117. Там же, т. 58, с. 345.
118. Там же, с. 476.
119. Там же, т. 64, с. 247.
120. Это доказывает уже цитированная нами фраза Жака де Кампредона в послании к де Морвилю от 3 мая 1725 года, в том месте, где он характеризует русских сановников, предложенных им для тайного денежного вознаграждения. Среди тех персон следующими фразами упомянут генерал-адмирал Ф.М. Апраксин: «Адмирал Апраксин принадлежит к одному из самых знатных родов в Россиии, благодаря этому, а равно и должности, им занимаемой, будет всегда иметь влияние . Это, впрочем, добрейший вельможа, приятель Тостого, вполне разделяющий все его чувства; к тому же на него всегда можно повлиять через графа Савву, короткого друга его и Толстого». Сб. РИО, т. 58, с. 255.
121. Сб. РИО, т. 64, с. 596.
122. Кн. 4, с. 214-233.
123. Эммануэль Вагеманс. Царь в Республике. Второе путешествие Петра Великого в Нидерланды. (1716–1717). Перевод с нидерландского В.К. Ронина. СПб, 2013, с. 31.
124. Кн. 4, с. 165. Задержавшийся в Голландии царь прибыл в Кале только 24 апреля, а через несколько дней — в Париж, и оставался там до 20 июня.
125. С. О. Андросов. Итальянская скульптура…, с. 40.
126. Сб. РИО, т. 49, с. 16.                                                                                                                                                               127. Там же, с. 21.
128. Il m'assura qu'il n'avait été question en France que de choses générales et que la négociation avait été confiée alors à m. le comte de la Marck, dont les anglais avaient eu ensuite connaissance; ... .
129. Что касается французской фамилии Ламарк, то она не уникальна. Известен, например, такой ее носитель, как Jean-Baptiste Pierre Antoine de Monet, chevalier de Lamarck, знатный французский учёный-естествоиспытатель, из обедневшего дворянского рода.
130. Сб. РИО, т. 58, с. 108. Завершается этот пассаж в письме так: «Долгоруков не доверяет Куракину и поэтому посвятил в тайну меня. Но надо полагать, Остерман помешал успеху этих переговоров, потому что Марвиль привез очень сухой ответ. Герцог не хочет более слышать об этом деле и собирается взят себе жену из Германии». Марвиль — французский офицер, приезжавший в Петербург с тайным поручением. Герцог Бурбонский Людвиг-Генрих — министр иностранных дел после герцога Орлеанского.
131. Упомянутые усилия Кампредона выступают особенно выпукло на фоне его «открытых» сообщений о перманентных услугах П.А. Толстого. Будь и они перехвачены, не миновать Петру Андреевичу в 1725 году обвинений в государственной измене со стороны его конкурентов в борьбе за влияние на Екатерину I (Меншиков, Остерман, Ягужинский, Головкин).
132. Н.И. Павленко. Соратники, с. 372-374; Кн. 4, с. 119–120.
133. Affaires étrangères. Correspondance reçue du consulat de Constantinople (1668-1708). Par R. Zaïmova, Ph. Henrat. Archives nationales (France). 1999. С. 191.
134. Н.И. Павленко. Соратники, с. 372 и далее.
135. Там же, с. 521.
136. Там же, с. 373–374.
137. Кн. 4, с. 119.
138. Н.И. Павленко. Соратники, с. 523.
139. Там же, с. 390.
140. Там же, с. 395. В марте 1707 года в Стамбул прибыл везир крымского хана. Толстой рассудил, что прибыл он неспроста, и мобилизовал все свои связи, чтобы выяснить цель его приезда. Оказалось, что за спиной хана и его везира стоял французский посол, изо всех сил пытавшийся поссорить Османскую империю с Россией. Когда его переговоры с османскими министрами не увенчались успехом, он решил действовать через крымского хана, с которым быстро нашел общий язык. Об этом маневре французского дипломата Толстой доносил так: Ферьоль убедился, что «явными поступками нескоро меня может осилить и буду чинить ему прешкоду, того ради тайно согласился с крымским ханом, и по такому соглашению хан прислал в Константинополь своего везиря». Кроме ханского везира, испрашивавшего разрешения «итить в помощь королю польскому Станиславу», в Стамбуле заодно с ним действовал тайный агент Лещинского и шведского короля. Он доставил письма, которые французский посол передал османскому правительству. Таким образом, Ферьоль держал дирижерскую палочку и координировал действия представителей крымцев, шведов и поляков. Порте он внушал мысль, что, если она «в нынешнем времени московского царя не утеснит, уже-де впредь долго такого времени дожидаться».
141. Кн. 4, с. 119.
142. В первый контакт с русским эмиссаром, которым оказался никто иной, как Петр Андреевич Толстой, Владиславич вступил годом ранее, когда этот стольник путешествовал по югу Европы, посетив, в частности, Венецию, Долмацию и Рагузу (Дубровник). Изучение «Записок» Толстого дало нам основания полагать, что уже первый тот контакт принял форму некой тайной операции по передаче сведений из Стамбула, через Толстого, которые обеспечили неожиданный прорыв на переговорах П.Б. Возницына с турецким представителем греком Маврокордатом в рамках Карловицкого конгресса.
143. На первый взгляд этому предположению противоречит письмо Толстого из Стамбула от 22 сентября 1702 года к Владиславичу, отъехавшему в Россию через запретное Черное море. Петр Андреевич писал Савве Лукичу: «Аще и не сподобихся по желанию моему видети лица твоего, обаче сердце мое любовию к тебе горит, слыша добрые и богу угодные твои поступки, которые усердие твое являют». Но такие пылкие слова любви в письме посла незнакомцу имеют смысл, на наш взгляд, только для оповещения турецких перлюстраторов об отсутствии тайных связей между упомянутыми лицами.
144. Н.И. Павленко. Соратники..., с. 579. Выше мы излагали детали встречи и беседы Саввы Владиславича-Рагузинского с Маньяном, французским поверенным в делах (бывшим когда-то доверенным лицом самого графа Саввы), имевшей место после возвращения графа из Китая. В отчетной депеше Маньяна в Версаль, напомним, поверенный добросовестно и почти дословно излагал объективные и убедительные аргументы Рагузинского в защиту российских национальных интересов в торговле.
145. Для полного удовлетворения французского интереса составить партию Елизавете мог бы солидный принц крови, Луи-Филипп, герцог Шартрский, старший сын регента, герцога Орлеанского. Платой же России за такую оказанную ей честь должны стать ее, России, гарантии по возведению указанного герцога Шартрского на польский престол. Официальное предложение о браке Елизаветы и герцога Шартрского посланник сделал на аудиенции, которую царь, наконец, ему дал 5 февраля 1723 года. Император, в принципе одобрив идею, поручил вести соответствующие переговоры Остерману. (Сб. РИО, т. 49, с. XL). Возникли проблемы, связанные с разницей вероисповеданий персон, которые можно было бы преодолеть, будь у Версаля больше интереса к данному проекту. Его колебания похоронили идею — к жестокому разочарованию Кампредона, который предвидел последствия такой недальновидности слабого и бездарного версальского министерства. Если бы план бракосочетания Елизаветы, в целом одобренный Петром I, был бы реализован, то в 1725 году проблема престолонаследия приобрела бы совсем иную конфигурацию. А в истории России решение любого вопроса внешнеполитического выбора, имеющего пусть самое косвенное отношение к престолонаследию, являлось производным от его перспектив.
146. Кн. 4, с. 116–118.
147. Там же, с. 140.
148. Н.И. Павленко. Соратники, с. 563.
149. Там же, с. 562.
150. Там же.
151. Попытки некоторых историков объяснить столь опасную для Толстого податливость на допросах родовым пиететом к высочайшей власти не кажутся нам убедительными. Вряд ли для родовитого Толстого коронация бывшей Марты Скавронской превратила ее в «природную царицу».
152. Сб. РИО, т. 75, с. 88.
153. Р.В. Овчинников. Крушение «полудержавного властелина» // «Вопросы истории, 1970, № 9, с. 87–104.
154. Расследование дела «бывшего князя Меншикова» шло по трем главным направлениям. Первое было связано с установлением его политических преступлений. Однако важнейшие политические обвинения, выдвинутые против Меншикова, легко опровергались документами, исходившими ранее от верховной власти. Подписывали их, кроме Меншикова, и нынешние его «судьи». Второе направление сосредоточилось на сборе материалов об уголовных преступлениях Меншикова, об ущербе, причиненном им государственной казне, частным владениям и капиталам путем хищений, вымогательств, подлогов и взяток. Но доказать злоупотребления с бумагами в руках было затруднительно. Ввиду их обилия и запутанности эта часть обвинений требовала продолжительного разбирательства.
155. Маньян в письме де Морвилю от 8 ноября 1727 года. Сб. РИО, т. 75, с. 116–117.
156. Н.И. Павленко. Александр Данилович Меншиков. Наука, 1981, с. 172.
157. Показания взятых под стражу секретарей Остерман и Голицын признали убедительными, и они распорядились освободить их. Таким образом, документальных улик по главному против Меншикова обвинению в «измене» не удалось выявить ни при просмотре канцелярии опального князя, ни при допросе его бывших секретарей. (В.Н. Нечаев). 12 ноября Верховный тайный совет вынес решение об отправлении в Раненбург, первоначальное место ссылки Меншикова, президента Доимочной канцелярии действительного статского советника Ивана Никифоровича Плещеева для производства нового дознания по делу Меншикова, вручив ему допросные пункты, касающиеся «госизмены» князя. Из текста инструкции видно, в чем состояли конкретные обвинения Меншикова. Советнику надлежало выяснить связи Меншикова с упомянутым шведским сенатором Дибеном, которому он якобы дал гарантию, что «со стороны российской ничего опасаться не надлежит, понеже власть в войске содержится у него в руках и наипаче, что тогда здоровье ее величества государыни императрицы зело в слабом состоянии и чает он, что век ее долго продлится не может». Такое обещание Меншиков дал якобы не бескорыстно: «Оное его приятельское внушение Швеции не было забвенно, ежели ему какая помощь надобна будет». А еще вот шведский посол в Петербурге Цедеркрейц выдал Меншикову взятку в 5 тыс. червонных в английских деньгах за информацию о внешнеполитических планах России по отношению к Швеции.
158. В. Н. Нечаев. Следственные допросы кн. А. Д. Меншикова. // Русский исторический журнал, Пг., 1922, кн. 8, с. 127–134.
159. Р.В. Овчинников, с. 89.
160. Н.И. Павленко. Меншиков, с. 176.
161. Рагузинский отправился в дорогу из Селенгинска в Петербург сразу после 29 июня 1728 года. Его посольство продолжалось почти три года. Переговоры чередовались с продолжительными антрактами. Вынужденные перерывы Владиславич заполнял заботами о делах, далеко не всегда связанных с выполнением возложенной на него миссии.
162. Н.И. Павленко. Соратники, с. 568.
163. Там же, с. 578.
164. Там же, с. 558.
165. Кн. 4, с. 197.
166. Кн. 3, с. 45; Кн. 4, с. 160.
167. РКО в XVIII в. Т. 2. С. 186.
168 Конечно, к изображению такого важного лица художник подошел бы осторожнее. Будь постарше персонаж на портрете П.А. Толстого в ГРМ (№ 99 в Альманахе 2015 года), почему-то приписанного условно то ли Гзелю, то ли Таннауеру, мы могли бы усмотреть в нем указанную «парность». Потому что в глазах этого персонажа с ухоженного лицом гнездится внутреннее напряжение. Впрочем, в отношении этого министра Никитин не допустил бы и намека на смелую фамильярность, например, в изображении костюма. Разве что мог скомкать в складках кафтана звезду высшего ордена российской империи. Внимание заказчика все равно будет поглощено сильно омоложенным лицом на портрете. И прихотливыми завитками парика, тщательно выписанными, заметим, пастозными мазками кисти. Было бы интересно посмотреть на снимки портрета в рентгеновском и инфракрасном диапазонах.

Яндекс.Метрика
В.П. Головков © 2014